Рейтинг клубов КХЛ

Алексей Мурыгин: Только однажды расколотил клюшку об борт

Добавлена: 19.10.2015 10:24
Источник: КХЛ

Голкипер «Локомотива» в этом сезоне не удивляет. Поражает. Вот статистика. В прошлом сезоне рекорд по количеству «сухих» матчей принадлежал Якубу Коваржу из «Автомобилиста». У него их было восемь в 60 играх. У Мурыгина их уже сейчас, в середине октября семь. В десяти играх! Верится с трудом в это даже самому Мурыгину, который называет свои цифры сказочными. Что такое фарт для вратаря – точно знают, наверное, только сами вратари. Тем не менее, Алексей согласился на беседу и рассказал много интересного. Например, о том, как еще десять лет назад мог закончить с хоккеем, о нервах на льду, тренере Йортикке, любимых дочерях и о том, что пока еще никто в Ярославле не попросил сделать с ним селфи.

Смущают меня мои цифры

- Алексей, ожидали, что настолько удачным получится старт команды?

- У нас нет в составе суперзвезд, просто тренеры привили нам с предсезонки черновую работу. Все стараются выполнять установки, все друг за друга. Думаю, именно поэтому такой результат. В межсезонье команда смотрелась неплохо. Но не буду лукавить и скажу, то не ожидал такого мощного начала чемпионата.

- «Локомотив» очень мало пропускает, по этому показателю вы намного опередили всех соперников. Но, вместе с тем не скажешь, что у команды оборонительная модель игры.

- Согласен. Тем не менее, оборона – это очень важно, а еще важнее – выполнять то, что просит тренер.

- И все же, чем можно объяснить то, что забить «Локомотиву» сейчас крайне сложно: хорошим подбором защитников, тактикой, тем, что вы и Виталий Колесник поймали невероятный кураж или чем-то еще?

- Я думаю, удача сопутствует нам. Но дело, конечно, не только в ней. Удача любит тех, кто работает. У нас работают все – от руководства клуба до обслуживающего персонала команды. И, судя по результату, работают отлично.

- Насколько внимательно вы следите за собственной статисткой? После семи сухарей и рекорда КХЛ по количеству сухих минут пишут о вас много.

- Конечно, после матча не бегу в раздевалку и не хватаю телефон, чтобы залезть в Интернет и посмотреть, насколько улучшились мои показатели. Но за статистикой слежу, причем не только за своей. Смотрю, кто сколько забивает и прочее. На сайте КХЛ все это есть. Что же до собственной статистики… Сказочные какие-то цифры. До конца в них еще не верю. Очень они меня смущают. Потому что опять же работают все, а мне, получается, записывают общие достижения.

- В матче с «Витязем» мог состояться рекорд России. Но вам не хватило до него трех минут и 45 секунд. Вы говорили об удаче, сопутствующей команде, но здесь ни о чем, кроме жуткого невезения и не скажешь. Выходя на второй период, знали о том, что, если отыграете его на ноль, перекроете достижение Иржи Трвая?

- Да, о его рекорде знал, не знать не получилось бы, о нем столько писали. Куда ни зайдешь – только об этом и говорят. Но, честно сказать, на тот момент я уже был рад тому, что установил рекорд КХЛ. Да, обидно, что не удалось побить и второй. Но особо не жалею. Наоборот, после того, как пропустил, легче стало играть. Как камень с души упал. Все так пристально за тобой наблюдают, считают каждую секунду: «Ну, когда же, когда же»? А после этого гола расслабился и спокойно доиграл матч. Больше не пропустил. В раздевалке поговорили об этом, посмеялись, и все, забыли. Надо двигаться дальше.

Религия для меня – другая дверь

- Семь «сухарей» к середине октября – достижение феноменальное. Понятно, что все стараются, что по полной отрабатывает оборона, и все же человек, стоящий на последнем рубеже – главный. И вот он ловит все. Вы что-то поменяли в подготовке? Тренировались по новейшей системе? Или разгадка – не в области материального?

- Наверное, толчком к этому послужил вызов в сборную в конце прошлого сезона. Нас много тогда приехало на просмотр. Тренер вратарей национальной команды Рашит Давыдов немного подкорректировал мою игру и попросил в дальнейшем нарабатывать некоторые движения. И мы с тренером «Локомотива» Сергеем Наумовым кое-что на предсезонке использовали. В результате, если сказать попроще, стало меньше суеты и больше дела. И меньше сил затрачивается.

- То есть, ничего сверхъестественного?

- Наверное, ничего. Да, везение присутствует. Вот в Хабаровске не увидел бросок, а потом только услышал, как штанга зазвенела. Наверное, потому что хабаровская штанга, родная, можно сказать. И из подмышки шайба как надо выпадала…

- Может, ритуал какой-то новый у вас появился?

- Нет, все по-старому.

- Вы крещеный?

- Нет. И вообще, религия – это для меня, так скажем, другая дверь.

Заводит шум стадиона

- Из семи «сухих» матчей какой был самым тяжелым?

- Какой-то один сложно выделить. Ведь даже те матчи, где бросков по твоим воротам мало, не отражают того напряжения, которое есть на самом деле. Когда возня у тебя в зоне и без бросков – это очень сложно.

- А не сложно, когда против тебя болеют 11 тысяч человек, как это было в игре со СКА?

- Мне очень понравился этот матч. На одном выдохе его провел. Всегда в работе. Когда играл в «Амуре», почти все игры были такими. Постоянно бросают, постоянно надо быть начеку. Не хочу сказать, что мне так легче. Скорее, интересней. Это же игра. Не хочется стоять и смотреть на нее со стороны. Хочется участвовать.

- Тем не менее, вратарю в гостях часто достается от фан-сектора соперников, который регулярно располагается у него за спиной. Слышите что-нибудь, или полностью сосредоточены на игре?

- Гул стадиона меня заводит. Не так уж и важно, какого. Конечно, когда стадион домашний – лучше. Поднимешь глаза – все свое, родное, и ничего ненужного тебе не покажут.

- А когда показывают – выводит из себя сильно?

- Выводило в детстве. До слов тренера о том, чтобы я не обращал на это внимания. Иначе никогда не смогу играть, а буду только задираться. Болельщик есть болельщик.

- Вы – эмоциональный человек? Трудно вывести вас из себя?

- Наверное, да. Несколько причин должны сойтись, чтобы я занервничал.

- Ну а что касается хоккея? Несколько пропущенных шайб – вот вам и несколько причин.

- Я играл в Высшей лиге за «Ермак», и вот в одном матче глотаю одну за одной. В итоге, по-моему девять мы пропустили. А тренер все не меняет и не меняет. Я уже и одну руку поднимаю, и другую, и клюшку – нет. А я продолжаю глотать. В итоге не выдержал, подъехал, клюшку через борт пополам, черенок кинул так, что попал одному из своих в передний зуб. Это, пожалуй, был единственный такой случай. Иногда, когда один рикошет заходит, второй, хочется рубануть с досады. Но сдерживаешься, понимаешь, что ситуации это не изменит. И стараешься искать другие пути.

- Тому человеку пришлось потом зуб вставлять?

- Нет, обошлось. Даже не откололся. Но я извинился, естественно.

Хотелось бы сыграть в финале

- В последних матчах «Локомотив», выходя на лед, просто подавляет соперника, чуть ли не гипнотизирует. И он, в какой-то момент, не выдерживает. Согласны?

- Трудно сказать. Многое зависит от того, кто забьет первым. А мы просто играем в свой хоккей, не отходим от системы, смотрим, как действует соперник, тренер делает корректировки по ходу матча. Такого, чтобы мы казались удавом, а соперник – кроликом, я не замечал.

- Несмотря на то, что сейчас только октябрь, болельщики уже говорят о том, что возвращаются золотые времена «Локомотива». Это давит на команду?

- Было бы неплохо сыграть в финале, но нам еще работать и работать. Давит ли? Пока что нет. Будем стараться идти в этом русле без сбоев, сохранять свою игру. А плей-офф – это уже совсем другое. Там уже будет видно, кто чего стоит на самом деле.

Я – домосед, проще позвонить, и тебе все привезут

- Все знают, как в Ярославле относятся к команде и хоккеистам. Успели ощутить на себе популярность, тем более после таких достижений на старте чемпионата?

- Я по натуре – домосед, внимание к себе не очень люблю, да и с журналистами пытаюсь общаться пореже. Мне легче натянуть на голову капюшон и пойти дальше незамеченным. Да и из дома лишний раз выходить не хочется. Проще позвонить, и тебе все привезут. Тем более, две недели назад приехала жена с двумя детьми, и стало намного веселее. Что касается самого города, то я мало, где успел побывать. Но то, что видел, очень нравится.

- Все время передвигаться на машине от дома до арены и только, - все равно не получится. Вас наверняка узнают на улицах. Неужели отказываете в фото, в автографах?

- А пока еще на улице никто и не спрашивал.

- Некоторые игроки, приезжающие с Дальнего Востока, везут за собой и свои праворульные автомобили.

- Я не вижу смысла в этом. Скоро купим машину здесь, а в Хабаровске – дом, база, можно сказать, там родные и друзья. Летом мы вернемся туда, получается, надо будет тащить машину обратно.

- Вы родились в Хабаровске, там начинали карьеру, там учились. Как, кстати, учились?

- Плохо. Как и многие хоккеисты, впрочем.

60 человек стадом бегали по льду

- В Хабаровске вы могли и закончить карьеру.

- Да. Однажды зашел в тупик. В один момент не попал в состав «Амура»-2 и оказался в большой группе ребят, скажем так, для дальнего резерва. И однажды, когда надо было ехать на тренировку, просто остался дома смотреть телевизор.

- Почему?

- Не видел перспектив и вообще психанул. Надоело. Добираться на тренировку надо было часа два. База была за городом

- И никаких вариантов вырваться наверх?

- Всех нужных к тому времени уже отобрали. А ненужные стадом бегали по льду. 60 человек одновременно. Трех годов рождения. В каждом – по два вратаря. Итого нас шестеро. Занятие длится час пятнадцать минут. Пусть полтора. Мне оставалось минут 15 чистой работы. И какой в ней смысл?

- Не думали, когда решали уйти, чем будете заниматься, если не хоккеем?

- На учебу налег. В тот год запустили пробный ЕГЭ. Готовился, сдавал. На тройку даже алгебру написал, что для меня было отличным результатом. Посмотрел потом результаты и увидел, что даже до четверки немного не дотянул. Сам поразился, потому что знакомые девчонки, которые учились нормально и ни на что не отвлекались, получили двойки.

- Ну а дальше?

- Мог бы по стопам отца пойти, а он у меня работал в полиции. Был бы опером. Я даже в звании младшего лейтенанта побыть успел месяц, в институт поступил… Но в итоге, когда снова появилась перспектива вернуться в хоккей, выбрал его.

Дочки плавают и гоняют дома в хоккей

- Как познакомились с супругой?

- Ксения занималась народными танцами, а на «Платинум-арене» постоянно, помимо хоккея, проходили и другие мероприятия. Так что, варились все в одном котле. Вот и пересекались. Вместе мы семь лет, но, кто знает, может, и десять лет назад я с ней в коридорах арены на каких-то праздниках пересекался? Просто тогда не замечали друг друга.

- А когда заметили?

- Я играл в Ангарске, начали переписываться в соцсетях, просто так «привет – пока». После очередного сезона приехал домой, договорились встретиться… И завертелось.

- Сколько лет детям?

- Старшей, Варваре, в ноябре будет три года, младшей, Анисии, год и два месяца.

- Интересное имя. Откуда такое?

- Договорились так. Если бы первым ребенком был бы мальчик, имя выбирал бы я, если девочка – жена. Ей давно нравилось имя Варвара. А когда надо было называть вторую, у жены запас имен закончился. Стали выбирать вместе, просмотрели кучу книг, чуть ли не по алфавиту смотрели и прикидывали. В итоге остановились на этом старинном русском имени.

- Старшая уже занимается чем-нибудь?

- Они у меня обе умеют плавать. Мы в свое время познакомились с тренером по грудничковому плаванию, поэтому обе дочери в воде чуть ли не с рождения. Варвару мама сейчас водит по разным кружкам, выбираем, что понравится. Вот, вроде бы, остановились на бальных танцах, пуанты покупаем. Но вообще, дома есть клюшки и ворота. Гоняют. Причем, младшей больше нравится.

- Жена хорошо разбирается в хоккее, следит за вашей статистикой?

- Глубоко в это дело не вникает. Может иногда скриншот прислать с сайта. Ну, мол, у тебя и цифры, молодец. Но смотреть, кого я там обошел, разбирать игры – нет. Она знает, что я этого не люблю. И так полдня провожу на льду, и мне вполне хватает хоккея. Даже когда приходят гости и начинаются разговоры на хоккейные темы, она старается их побыстрее свернуть.

Новый шлем застрял на границе

- На фото в одной из соцсетей у вас на лице пол-бороды. К чему бы это?

- Получилось случайно. Вернулся с одного из выездов, жена говорит: «Давай ты что-нибудь со своей бородой сделаешь». Мне на тот момент и самому захотелось. И подумал: а ведь дочка может в новом облике меня и не узнать. Вот и сбрил половину, а потом поворачивался к ребенку сначала одной стороной, потом другой. Ничего, узнала с обеих.

- Но сейчас вы опять с целой бородой.

- Не сказал бы, что это тщательно продуманный имидж. Просто никак не могу крепко подружиться с бритвой, времени на нее не нахожу.

- Обычно бородатые хоккеисты у нас появляются в плей-офф. Не задумывались, как вы будете выглядеть, если «Локомотив» дойдет до финала?

- Да, в плей-офф бриться непростительно. Что там будет – посмотрим. Загадывать не хочется.

- Вы играете в обычном шлеме, однако я знаю, что есть другой, украшенный аэрографией с видами Ярославля. Когда мы его увидим?

- Вот сейчас, после разговора с вами отправлюсь на таможню. Улаживать проблемы с документами. Кто-то что-то перепутал, в результате уже на месяц мой шлем застрял на границе с Финляндией. Его расписывал финский мастер. И, по идее, к началу чемпионата он должен был быть у меня. Но нет до сих пор. Надеюсь, что в ближайшее время я все-таки его вызволю.

- Может, уже не стоит? В обычном вы почти не пропускаете. Как то будет в новом?

- Да, ребят так и говорят: «Зачем тебе новый? Пока прет – играй в этом».

Сборная? не хочу загадывать

- Вы – коренной хабаровчанин, играете в хоккей, а значит, полжизни проводите в самолетах. Можно к этому привыкнуть? Или, переехав в Ярославль, вы отдыхаете от такого напряжения?

- Отдыхаю. Не скажу, что я привык к перелетам. Просто организм находится в коматозе, не успевает перестраиваться с одного часового пояса на другой. Но в итоге уже получается, вроде как и нормально… В начале сезона – сложно, в середине – все, как надо. А к концу просто надоедает долго сидеть на пятой точке.

- Вы уже упоминали о сборной. Есть надежды на то, что тренеры тоже смотрят статистику?

- Не хочу загадывать. Как будет – так и будет. У каждого тренера свой взгляд, каждому нужен игрок, которому он доверяет, который умеет выполнять определенную задачу. Поэтому не думаю, что моя статистика что-то может изменить.

- Мы заговорили о тренерах. Вам довелось долго работать с Ханну Йортиккой, человеком весьма своеобразным.

- Нам, вратарям, с ним работалось хорошо. Но вот полевым игрокам от него доставалось будь здоров. Для него нет авторитетов, он сильный тренер и психолог. Но как человек… Он никого ни во что не ставит. Поначалу жить с этим трудно и непонятно. Потом привыкаешь как-то. Тем более что нам, вратарям, он старался в шуточной манере замечания делать.

- Ну и напоследок. Как думаете, насколько нынешний чемпионат – особенный?

- Пожалуй, отметил бы его непредсказуемость. Команды с очень сильным составом сейчас явно находятся не на своем месте.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.