Вполне себе зрелище. Вперёд, Локо!
Рейтинг клубов КХЛ

Заметки Владимира Вуйтека.

Добавлена: 16.02.2012 09:16
Источник: Алексей ЕЛОВ, "Hot Ice"

«HotIce» внимательно слушал самого успешного иностранного тренера, работавшего на российских просторах, и все записывал. 64-летний специалист, приведший «Локомотив» к золотым медалям в 2002-03-м годах, а ныне возглавляющий сборную Словакии поведал много интересного

«Витковице»

Мой родной клуб. Там я выступал почти до конца — только последние годы провел в «Дукле», когда способности уже не позволяли играть в Остраве.

После увольнения из «Ак Барса» в 2004-м уехал домой с мыслями о возможном завершении карьеры. Больше не хотел работать тренером в Чехии. Но у «Витковице» тогда наступил тяжелый период, команда выступала неважно. Меня попросили помочь. Любому другому клубу я бы отказал, но не родному. Я руководил им пару лет, а потом серьезно заболел. Полтора года не принимал активного участия в хоккейной жизни, думал, что закончу с тренерским делом. Однако здоровье наладилось, и в 2008-и мне пришло приглашение из московского «Динамо», в котором и провел полтора сезона.

Детство

Мы с братом росли в компании десятка мальчишек нашей деревни. В свободное время гоняли в футбол, хоккей. В школу, которая находилась в двух с половиной километрах, до четвертого класса ходили пешком — потом начал ходить автобус. В общем, можно сказать, у меня было немного жесткое детство. И все равно хорошее.

Это были послевоенные годы, все жили по-простому. Случались и трудные времена. Но у нашей семьи было небольшое хозяйство, так что всегда было что кушать, не голодали. Хотя росли в условиях, которые современный ребенок и представить себе не может. Например, отсутствовала горячая вода, ее грели на печке. А, когда не топили, в доме бывало очень холодно. Морозы ударяли серьезные — две-три недели в году было где-то минус 30.

Дом сохранился до сих пор — там сейчас живет дочь моего брата. Но рядом с ним, на земле отца, я построил свой. Там я живу вот уже 17 лет в свободное от работы время.

Демократия

Я — тренер-демократ. Но и мне иногда приходится кричать. Случаются моменты, когда подопечные отдаются не в полной мере. На протяжении 8-9 месяцев, пока продолжается сезон, ребята могут сами настроиться должным образом. В такие моменты нужно повысить голос, возможно, сказать что-то жесткое, чтобы парни не забывали, что они профессионалы. Не подумайте, что это так просто — работать, не покладая рук, весь год!

Дисциплина

Как-то «Локомотив» проводил сбор в Словакии, и я с тренерами неожиданно пришел в гостиницу. Хоккеисты сидели с пивом и, завидев нас, принялись судорожно его прятать. Я ничего не сказал, просто молча ушел. Только пригласил к себе капитана с ассистентами и объяснил, что нельзя так делать на сборе, после чего мы мирно разошлись. В то время в Ярославле всегда можно было договориться.

Даже когда у кого-нибудь рождался ребенок, или просто появилась возможность «посидеть», все понимали, в какое время можно, а в какое — ни-ни. Если шли игры, никто не позволял себе подобного. Но когда наступал перерыв — почему нет? Считаю, вполне нормально, когда мы садились за стол все вместе. Лучше так, чем каждый отдельно будет где-то прятаться и выпивать втихую. В общем, с алкоголем проблем не было — Андрей Коваленко «держал» команду.

Мне очень повезло, что я принял клуб после Петра Ильича Воробьева, приучившего игроков к абсолютной дисциплине. Все были приучены работать по полной. На тренировках за два года не было ни единой проблемы!

Игровая карьера

В нашей деревне и пруда-то толком не было, чтобы кататься. Вернее был, но совсем маленький. Но, когда он замерзал, играли каждый день — где-то месяц-полтора в год. В настоящий хоккей я пришел в 15 лет, когда отправился учиться в Остраву. Стал играть в юношеской команде «Витковице».

В 1965-м я дебютировал в команде мастеров, но сыграл совсем мало — четыре матча. Потом ушел в армию и выступал за «Дуклу» из Тренчина. А после возвращения, в 1968-м, стал играть за «Витковице» уже постоянно.

Карьеру завершил в 34 года. Сейчас может показаться, что это рано, но тогда дольше почти никто не играл — даже такие великие хоккеисты, как, например, Фирсов, заканчивали выступать примерно в таком возрасте. Уже через три дня после завершения игровой карьеры меня назначили наставником «Карвины» из высшей лиги.

Казань

Работа с «Ак Барсом» в сезоне 2003/04 сильно отличалась от ярославской. Далеко не все было на столь профессиональном уровне. Подчеркну, на тот момент. Знаю, что сейчас в Казани очень сильно все изменилось. А тогда... Если в «Локомотиве» команда строилась постепенно, из года в год сохраняя костяк, то в «Ак Барсе» в межсезонье поменялось 16 человек! Получается, собрался новый коллектив. Характер далеко не всех хоккеистов мне нравился — кто-то хотел тренироваться во всю мощь, а кто-то нет. Почти все были известными, но отнюдь не все — рабочими. Отсюда и не лучший результат.

В составе находились люди, которые просто хотели заработать денег, при этом, как говорят в России, отбывая номер. Такие хоккеисты меняли клубы каждый год. И ни к одному ничего не чувствовали, им было все равно, что станет с командой дальше. Таких в «Ак Барсе» было несколько, не говорю про всех.

Менталитет

Российский менталитет отличается от чешского. Впрочем, я довольно быстро понял мышление русских игроков. Например, узнал, что без задачи здесь добиться ничего нельзя. Нужно обязательно определить цель, иначе ребята просто не будут работать! Это меня удивило. Как-то «Локомотив» уступил в матче за кубок. Говорю: «Ребята, как мы могли так сыграть?» А они мне: «Вы не поставили задачу, мы не знали, за что сражаемся». Ну, разве это нормально? У нас же матч за первое место, нет? Но не было цели, поэтому не достигли результата. Хорошо, что довольно быстро почувствовал подобные нюансы.

Потомство

Поставил сына на коньки, когда ему было четыре годика. Владимиру сразу понравилось! Он с горящими глазами наблюдал за каждым матчем, его не нужно было подталкивать или заставлять. А в 17 он уже начал играть в команде мастеров. После его задрафтовал «Монреаль», за который он дебютировал в 20. Потом обменяли в «Эдмонтон», провел несколько лет там, выступая то за «Ойлерз», то за фарм-клуб. Не все у него в Америке ладилось, и он на пару лет вернулся домой. После вновь отправился за океан. Но пошли травмы, из-за которых толком не смог заиграть ни в «Тампе», ни в «Атланте». В период выступления за «молний», сына пригласили в сборную на Олимпиаду в Нагано, где чехи стали чемпионами, однако Владимир вынужден был отказаться из-за болезни сердца. После играл, в основном, в Европе. С череповецкой «Северсталью» завоевал серебро чемпионата России. А после завершения карьеры стал агентом.

Моя дочь замужем за хоккеистом Робертом Петровицким. Познакомились они без моего участия. Роберт играл в Тренчине, где жила моя теща. И дети часто ездили к ней в гости, отдохнуть. Там и познакомились. Ей тогда было 17, они начали встречаться.

У меня четверо. По мальчику и девочке у каждого из детей. Сын дочери занимается хоккеем. Ему сейчас 11. И, кстати, на площадке выглядит очень неплохо, деда точно не позорит.

Причины успеха

В Чехии никогда не тренировал топ-клубы. Руководил только середняками, как по уровню игроков, так и по финансовым возможностям. Хотя я трижды выводил дружины в финал — и это считалось большим успехом.

А в России мне сразу представилась возможность руководить одним из лучших клубов страны — ярославским «Локомотивом». Мне быстро удалось достичь взаимопонимания с игроками, ребята поверили в свои силы, возможности — и мы дважды выиграли чемпионат.

Россия

О стране до перехода в «Локомотив» в 2001-м не знал почти ничего. В Чехии к тому моменту работал уже долго, решил проверить силы за границей. Не представлял, если честно, что меня ждет, как придется жить. После «бархатной революции» о происходящем в восточной Европе у нас знали мало: в моей стране стали смотреть исключительно на Запад. В мае, после того, как поступило предложение от железнодорожников, на несколько дней съездил в Ярославль. И увидел, что все здесь нормально и можно не бояться подписывать контракт. Хотя в Чехии все меня отговаривали: «Куда ты идешь? Там проблемы, там бандиты!» Но я уже понял, что все по-другому. Очень рад, что решился на переход.

Словакия

У руководства сборной есть своя специфика. Теперь я не работаю с игроками ежедневно, а больше смотрю за матчами клубов, наблюдаю за кандидатами. Здесь приходиться собирать команду, не имея большого количества времени, чтобы строить игру. Думаю, подходящее занятие для опытного тренера. Плюс — ежедневной нервотрепки нет, все гораздо спокойнее. Однако очень большой стресс ожидает на чемпионате мира.

Суперлига

Думаю, чемпионат России был даже сильнее, нежели Континентальная лига. Считаю, что лучший хоккей здесь был в 2001-06 годах. В КХЛ же клубов стало больше, игроки расползлись по многим командам. И общий уровень, как следствие, понизился.

За счет прилива легионеров стало интереснее. Но когда клубов было 16, лига все равно казалась сильнее.

Ценности

Многие из словаков, выступающих в клубах КХЛ, не приезжают в сборную в международых паузах. Все они готовятся к важным матчам плей-офф, боятся получить травму или переутомиться. Наверное, они бы слишком устали, сыграв за сборную...

В спорт пришли огромные деньги. 15-20 лет назад клубы не обладали такими средствами. Выступая за сборную, хоккеисты даже повышали себе зарплату. Сейчас же выступление за национальную команду, в первую очередь, честь. Однако не все ее ценят.

Я не против денег в спорте. Просто они по-своему повлияли на приоритеты. Большие зарплаты в клубах игроки отрабатывают, но сборная для многих отошла на второй план, став местом, где они рискуют травмироваться и лишиться основного дохода. Хорошо еще, что хотя бы в конце сезона, на чемпионат мира, хотят приехать практически все...

Ярославль

Я очень тяжело переживал трагедию под ярославлем. Погибло много моих друзей. Хорошо знал их семьи, детей, внуков. Мы ходили друг к другу в гости... До сих пор больно обо всем вспоминать. Это самая большая трагедия в моей жизни. Сложно смириться со случившимся.

С болью в сердце посетил церемонию прощания. У меня не было визы, но чешские и российские дипломаты пошли навстречу, и уже через полчаса я мог вылететь в Москву.

У меня на родине катастрофа также стала большим горем — погибли три чеха, словак Демитра. Они были кумирами, хоккеисты, выступавшие за сборную, в НХЛ, выигрывавшие чемпионат мира, Кубок Стэнли... Совсем же недавно работал с ними, даже сейчас еще и года не прошло... Думаю, этих ребят будут помнить всегда.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.