Жалкое зрелище.
Новости, последние результаты и многое другое в нашем Telegram-канале

Кто убил Виктора Якушева?

Добавлена: 16.11.2007
Источник: Советский Спорт

НЕ ЧОКАЯСЬ. АВТОРСКАЯ РУБРИКА БОРИСА ВАЛИЕВА

Сегодня, 16 ноября, победителю Игр-64 в Инсбруке, пятикратному чемпиону мира Виктору Якушеву исполнилось бы 70 лет.

Он умер в ночь с 6 на 7 июля 2001 года в реанимации 15-й горбольницы Москвы. За десять дней до того Якушева жестоко избили на улице Суздальской. Хотя родные и близкие 63-летнего экс-нападающего сборной СССР убеждены, что били Виктора совсем в другом месте. А к дому его привезли почти в бессознательном состоянии…

БАНКЕТ С ПОБОЯМИ

Вечером 27 июня давний друг Якушева, знаменитый автор "золотого" гола футбольной сборной в олимпийском финале-56 Анатолий Ильин пригласил Виктора на свой 70-летний юбилей. Якушев поехал один. Выпил, конечно. Но, как утверждают очевидцы, в меру. Около 22.00 засобирался домой. Друзья вызвались подвезти. Почему он попросил высадить его у соседнего дома? И что случилось в следующие 8 часов?

Рассказывает Татьяна Якушева, вдова:
– Вечером Виктор не вернулся. У нас еще не было мобильных, но я особо не волновалась: знала, что друзья его не оставят. А около восьми утра – звонок по домофону: "Вы Виктора Якушева знаете? – у меня сердце провалилось. – Это милиция. Спуститесь, заберите".

Виктор был в ужасном состоянии: ссадины на посиневшем лице, теле. Весь какой-то потерянный. Милиционеры объяснили, что обнаружили его сидящим на скамейке во дворе дома, предложили вызвать "скорую". Услышав это, Витя словно очнулся, стал отказываться.

После смерти Вити его друзья осудили меня за то, что я не настояла на госпитализации, – продолжает Татьяна Владимировна. – Я сама себе не могу этого простить. Но лишь заводила разговор о врачах, Витя кричал на меня: "Не надо никого! Не позорь меня! Отлежусь, и все пройдет". В такой же форме отвечал и на расспросы о том, кто на него напал: "Не помню, не трогай меня!".

Он прежде не позволял себе повышать голос, тем более на меня.

Я покупала в аптеках лекарства, растирала мазями, использовала народные средства, но боли в груди и в пояснице не проходили. В редкие минуты, когда Витя вставал с постели, он мог передвигаться по квартире, только держась за стены. Пришлось пойти на обман: сказать ему, что вызову "скорую" только для того, чтобы съездить в больницу, сделать рентген и вернуться. Видно, ему уже самому стало невмоготу – он согласился.

ЧЕРНОРАБОЧИЙ ХОККЕЯ

Виктор Якушев начал хоккейную карьеру в 1955-м в московском "Локомотиве". И 24 года спустя закончил ее там же. В 42 года! Единственный хоккеист, отыгравший на протяжении четверти века в одном клубе. С 1959-го, с момента, как Анатолий Тарасов и Аркадий Чернышев пригласили 22-летнего форварда железнодорожников в сборную (в первом же матче в Нью-Йорке тот забросил шайбу. – Прим. ред.), на Якушева "набрасывали сачок" "купцы" из элитных клубов. Он остался верен "Локо", даже когда команда скатилась в первую, а потом и во вторую лигу.

Виктор почти каждый год играл в сборной с разными партнерами. Спартаковцы Вячеслав Старшинов, Борис Майоров, Александр Якушев, армейцы Николай Сологубов, Константин Локтев, Вениамин Александров, Анатолий Фирсов, Александр Альметов, Анатолий Ионов, динамовцы Станислав Петухов, Владимир Юрзинов, "крылья-советовец" Евгений Грошев…

Почему этот "талантливый одиночка", как прозвали Якушева журналисты, "уживался" на площадке со всеми? В первую очередь благодаря своему уникальному универсализму.

Рассказывает Борис Майоров:
– Он был "чернорабочим хоккея": делал на поле работу, которая большинству из нас была не по душе. Трудился за других в обороне, организовывал наступление, поддерживал партнеров в атаке. Роль неблагодарная, но Якушев брал ее на себя.

НОС ЗА НОС

"Великим молчуном", "железным человеком", "электричкой" – как только не называли Виктора в сборной. Он был там всеобщим любимцем, единственным человеком, который никогда не участвовал ни в каких группировках, никого не подсиживал и не выпрашивал для себя ничего.

Анатолий Тарасов выделял его среди остальных, закрывая глаза на слабость железнодорожника к алкоголю. Но однажды сам Анатолий Владимирович Якушеву подобного не простил…

В Стокгольме, на банкете по окончании чемпионата мира 1963 года, завершившегося победой сборной СССР, Якушев, достигший нужной кондиции, подошел к Тарасову и, ни слова не говоря, ущипнул его за нос...

У гуру советского хоккея глаза на лоб полезли в прямом и переносном смысле.

На следующий год в составе сборной, приступившей к подготовке к Олимпийским играм в Инсбруке, Виктора Якушева уже не было. Вплоть до заключительного сбора в Алуште. Но накануне вылета в Австрию неожиданно случился приступ аппендицита у Владимира Юрзинова, центрового в тройке с Леонидом Волковым и Анатолием Фирсовым. Возник вопрос: кем его заменить – Дроздовым из ЦСКА или Якушевым из "Локомотива"? Ответить руководство Федерации хоккея СССР предложило старшим тренерам команд высшей лиги. Против Якушева проголосовал лишь один…

Но Тарасов нашел способ "оставить с носом" оказавшегося в опале любимчика. Тот в Инсбруке отыграл так, что у организаторов олимпийского хоккейного турнира не возникло ни тени сомнений насчет того, кто является лучшим нападающим соревнований: конечно же Якушев, забросивший 9 шайб в 8 играх! Но Анатолий Владимирович уговорил директорат не вручать приз лауреату, а просто отдать его команде, которая, мол, сама разберется. В результате лучшим нападающим стал… защитник Эдуард Иванов.

КАРЬЕРУ ЗАКОНЧИЛ "ВРАТАРЕМ"

Январь 1968 года, Стокгольм, товарищеский матч сборных Швеции и СССР – последний выход Виктора Якушева на площадку в свитере национальной команды. Осень 1979 года, чемпионат СССР, вторая лига – последний матч в карьере забытой звезды на пятом десятке лет.

Проводов с официальными речами и ценными подарками никто не устраивал. Якушев тянул до последнего. А куда было деваться, ведь образование ограничивалось лишь курсами помощника машиниста?

Из интервью Виктора Якушева "Советскому спорту" весной 1988 года:
– В дни моей юности работали в основном тренеры-самоучки, люди без специального образования. И я полагал, что и мне не обязательно заканчивать институт физкультуры – чтобы обучать подростков, моего опыта вполне хватило бы. Но времена изменились. В итоге, когда закончил играть в 42 года, оказался мало приспособленным к другой, во многом новой для меня жизни…

Но родной "Локо" его не оставил. Взяли на ставку второго тренера. Когда же в 83-м команда приказала долго жить, Виктор Цыплаков, в то время старший тренер детско-юношеской спортшколы "Локомотив", пригласил бывшего партнера по знаменитой тройке помогать ему обучать ребят хоккейной науке. Восемь лет отработал Виктор Прохорович детским тренером. А трудовой путь закончил… сторожем на стадионе "Локомотив". "Вратарем был, – грустно шутил он. – Открывал ворота для проезда машин на территорию стадиона…"

ГАРДЕРОБЩИК ДЛЯ ТУМБЫ

В начале 90-х подкралась тяжелая болезнь коксартроз – прогрессирующий артроз тазобедренного сустава (последствие старых травм), превратившая жизнь в пытку. По земле-то стал передвигаться с огромным трудом, припадая на палочку, не говоря уж о том, чтобы каждый день подниматься на пятый этаж без лифта. А болезнь эту в нашей стране тогда не лечили.

Но случилось чудо. В Москву на открытие гольф-клуба на проспекте Вернадского прилетел один из его совладельцев, знаменитый шведский хоккеист Свен Тумба-Юханссон. На той презентации оказался и экс-одноклубник Якушева Михаил Ржевцев.

– Свен, помнишь ли ты Виктора Якушева? – спросил, выждав подходящий момент, у Тумбы Михаил. Надо сказать, что во время матчей сборных СССР – Швеция эта пара была неразлучной, поскольку Якушеву постоянно поручали опекать Юханссона. Комментируя однажды работу Виктора "на этом поприще", восхищенный швед заявил: "Он, как высококлассный гардеробщик, так умело надевал на меня пальто и застегивал на все пуговицы, что я переставал двигаться по льду…"

Ржевцев рассказал Тумбе о бедах Виктора. Скандинав пообещал помочь.

Вернувшись в Швецию, Тумба выступил по телевидению, призвав соотечественников помочь советской экс-звезде. Операция стоила 150 тысяч шведских крон. Эти деньги были собраны едва ли не за неделю. Существенный вклад внесла и Шведская федерация хоккея.

Рассказывает Татьяна Якушева:
– А в это время в Москве вдруг стали распространяться слухи, что Виктор Якушев… покончил жизнь самоубийством. Многие звонили нам домой, спрашивали Виктора и брали паузу, изучая мою реакцию. Кому нужна была эта "утка"? До Тумбы, кстати, тоже доползли эти слухи, он позвонил в Москву своему представителю, но его быстро успокоили…

Операцию Якушеву сделали в феврале 1992 года в частной стокгольмской клинике. Изношенные части тазобедренного сустава заменили на легкие титановые протезы.

"КРАСНОРЕЧИВАЯ" ЗЕЛЕНКА

…В больнице, куда 1 июля 2001 года "скорая" доставила Якушева, выяснилось, что у него сломаны четыре ребра и повреждено легкое, из которого откачали много крови. На следующий день его перевели в реанимацию. 6-го он умер…

Рассказывает Валентин Козин, нападающий московского "Локомотива" (1958–1969), судья международной категории, ныне генеральный секретарь Федерации хоккея России:
– У меня своя версия того, что случилось с Виктором в ночь с 27 на 28 июня 2001 года. Присев на лавочку подышать свежим воздухом, он, видимо, заснул: поздно уже было, да и алкоголь взял свое. Там и застал его милицейский патруль, который, естественно, попытался разбудить спящего. А у Вити была особенность, которую я наблюдал во время наших разъездов в составе "Локомотива": когда его резко будили, он вздрагивал и непроизвольно выбрасывал вперед руки. Наверное, это произошло и в тот вечер: он спросонья ударил кого-то из милиционеров. А те простить подобное не смогли. Доставили жертву в отделение, где и отвели душу. Виктор, похоже, сопротивлялся: раны на запястьях от наручников красноречиво об этом свидетельствовали. А когда разобрались, кого избили, струхнули и срочно привезли обратно. Вызвали жену и сказали, что обнаружили Виктора Прохоровича на скамейке, даже "скорую" вызвать предложили…

Но как они могли "обнаружить" Виктора на этой лавочке в 8 утра? Сергей Цейтин, бывший футболист "Локомотива", сосед Якушевых, выгуливавший во дворе собаку двадцатью минутами раньше, на лавочке никого не видел! Добраться до подъезда самостоятельно с четырьмя сломанными ребрами и поврежденным легким Виктор просто физически бы не смог.

Но допустим, что Якушева избило хулиганье. Вы видели хулиганов, которые, прежде чем бить, снимают с жертвы одежду, чтобы ее не запачкать? А у Виктора при том, что все тело оказалось в ссадинах и кровоподтеках, рубашка была чистой. И кто смазал зеленкой раны на запястьях?

Все это свидетельствует о том, что Якушев побывал в отделении милиции. Это мое личное убеждение.

ОН НЕ СОБИРАЛСЯ УМИРАТЬ

– После случившегося Татьяна, супруга Виктора, четыре дня никому ничего не говорила, – продолжает Валентин Иванович. – Сообщила только, когда он оказался в реанимации. Я связался со спортивным врачом Зурабом Орджоникидзе – позвонили в 15-ю больницу, где нам сказали, что состояние Виктора Прохоровича хоть и тяжелое, но не смертельное. Да он и сам не собирался умирать: каждый день общался с женой, делал ей кулинарные заказы. Просил принести ему тушеные кабачки…

Я привозил Виктору лекарства и тоже делал попытки попасть к нему, но меня не пропускали. Я до сих пор не могу понять, почему, находясь в здравом уме и твердой памяти, он так никому ничего и не сказал? Кого боялся?

Впрочем, может быть, и сказал. За два дня до его смерти я видел сквозь приоткрытую дверь реанимационного отделения, что с ним беседовал незнакомый мне человек. Думаю, это был следователь.

Рассказывает Татьяна Якушева:
– Мне больше месяца пришлось ждать результатов проведенной в морге судмедэкспертизы, поскольку в свидетельстве о смерти, которое получила, не была указана ее причина. А заключение экспертизы, которое мне обещали дать на руки, я так и не получила. Зачитали лишь небольшую выдержку из него. Там было сказано, что мой муж умер от собственных болезней, поскольку у него были больные легкие, почки, печень и селезенка…

Не хочу ничего комментировать. Я… боюсь накликать на свою голову приключения. Говори не говори, хоть лбом о стенку бейся, все равно ничего не изменится.

После того как Вити не стало, я и месяца не смогла прожить в той квартире, где все напоминало о нем. Во дворе только от одного взгляда на ту лавочку меня в дрожь бросало: все время видела на ней Витю…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Якушев Виктор Прохорович. Один из самых ярких нападающих советского хоккея конца 50–60-х годов. Родился 16 ноября 1937 года в Москве. Играл за московский "Локомотив" (1955–1979). В 1959–1968 входил в состав сборной СССР. Олимпийский чемпион (1964). Чемпион мира (1963–1967). Чемпион Европы (1959, 1960, 1963–1967). Обладатель серебряных медалей чемпионата мира (1959) и Европы (1961). Бронзовый призер Олимпийских игр (1960) и чемпионатов мира (1960, 1961). На Олимпийских играх и чемпионатах мира сыграл 57 матчей, записал на свой счет 30 голов. Бронзовый призер чемпионата СССР (1961). В чемпионатах страны провел около 400 игр, забросил 161 шайбу. Лучший бомбардир чемпионата СССР (1959), дважды (1964, 1965) включался в символическую сборную "Всех звезд". Кавалер ордена Трудового Красного Знамени.

Умер 6 июля 2001 года в Москве. Похоронен на Перовском кладбище.

ПОСТСКРИПТУМ

В сентябре 2001-го ветераны отечественного хоккея – 14 олимпийских чемпионов, чемпионов мира и три заслуженных тренера СССР написали открытое письмо тогдашнему главе МВД России Борису Грызлову с требованием найти и наказать виновных в смерти Виктора Якушева. Послание доставили Вячеслав Старшинов и работник Федерации хоккея России Сергей Шалимов. Грызлов пообещал взять дело под свой контроль. Минуло шесть с половиной лет. Грызлов давно не министр. Расследование – в той же мертвой точке: обвинения никому не предъявлены.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.