Вполне себе зрелище. Вперёд, Локо!
Рейтинг клубов КХЛ

А судьи кто? Так жить нельзя!

Добавлена: 08.10.2009
Источник: Максим ЛЕБЕДЕВ, "Чемпионат.ру"

Представим себе абсолютно непредвзятого и совершенно некоррумпированного хоккейного судью – в очередной, предпоследней части нашей судейской серии.

Это произошло в том знаменательном для Тольятти сезоне, когда "Лада" вытащила четвертьфинальную серию с "Ак Барсом", уступив в двух первых матчах. Закончилась четвертая игра, и стало ясно, что все решится в последнем матче – в Казани. Инспектор матча Леонид Вайсфельд тут же отзвонился в Москву и получил в Судейском комитете список из шести-семи кандидатур на решающую игру. С этим списком он и подошел к руководителям команд, попросив их выбрать удовлетворяющую всех кандидатуру.

Увы, консенсус найден не был. Пришлось обратиться к испытанной практике, уже описанной в предыдущей части. И прямо в служебном фойе "Волгаря", возле аквариумов развернулся этакий финальный раунд "Своей игры". Когда представители команд поочередно вычеркивали судейские кандидатуры из списка – до тех пор, пока не останется одна. Последняя. Самым примечательным при этом был диалог участников. Со стороны "барсов" судей "вырезал" тогдашний главный тренер Владимир Плющев, со стороны "Лады" – честно говоря, сейчас уже и не помню, кажется, начальник команды.

– Ну, вот этого мы в первую очередь вычеркнем, – говорил Плющев. – Кто его вообще сюда вписал, непонятно. Это ж ваш человек, вы бы сюда еще Петра Ильича записали...

– А вы – Шаймиева, – не моргнув глазом, парировал представитель "Лады". – Тоже неплохой судья для "Ак Барса" получился бы...

– Этого тоже убираем – он уже давно у вас с рук ест, – продолжал Плющев.

– А этот всю жизнь под вашу дудку пляшет, – вымарывал тольяттинец очередную фамилию.

И все это при немалом стечении публики, взирающей на это шоу с открытыми ртами.

Наконец осталась последняя кандидатура. О ней оба представителя сошлись во мнении: мол, "сволочь, конечно, еще та, но сволочь – уральская". Поэтому есть надежда на нормальное судейство. Относилось ли это определение к месту постоянной прописки будущего судьи или к сфере его интересов – тогда так и не удалось понять.

Хотя вообще-то разобраться, кто есть кто, а точнее, "кто есть чей", в те времена было нетрудно, и бинокля для этого не требовалось. Наверное, нетрудно и сейчас. Одну судейскую бригаду встречала кряхтящая и провонявшая бензином клубная "ГАЗель", другую – служебное авто президента клуба, ничегошеньки общего с нашим автопромом не имеющая. А то и специально нанятый в честь такого случая свадебный "линкольн" длиной с автобус. Одну бригаду везли, скажем на примере Казани, в "совковую" гостиницу "Волга", где всех гостей встречала сшибающая с ног табличка у единственного лифта: "Лифт только для обслуживающего персонала". А в каждом номере висели "Обязанности проживающих", где у жильцов не было никаких прав, зато в обязанности вменялось уснуть до 23:00, и чуть ли не уборка мест общего пользования. А кого-то везли в только что отстроенную "Пирамиду", где самый невзрачный номер начинался с трехсот долларов. И круглосуточная сауна, входящая в счет.

Более того, сама тогдашняя система не оставляла судьям шансов оставаться строгой Фемидой с завязанными глазами. Билеты в командировку по правилам Суперлиги арбитры брали за свой счет. А уже клуб-хозяин до начала матча обязан был возместить судьям понесенные расходы, а также вручить билеты на обратный путь и оплатить суточные по командировке. И вариантов "возмещения расходов" и "оплаты суточных", как вы можете без труда догадаться, было бескрайнее множество. При этом для оформления этих документов судьи обязаны были представлять клубам свои паспорта – с пропиской, составом семьи, то есть, всем тем, что при необходимости весьма облегчает поиск человека. Если требуется.

Ни в одном, ни в двух, а в очень многих провинциальных городах (о Москве и Санкт-Петербурге говорить не буду, поскольку не знаю, но сомневаюсь, что в них было как-то иначе) в "культурную программу" приема "своих" судей входили, мягко говоря... впрочем, это уже не из области судейства, хотя к спорту отнести очень даже можно. Зато других встречали совсем не девушки, а как раз наоборот – мальчики с бритыми затылками и в "адидасах". Которые вроде бы ничего не делали, а просто, в "частной беседе", невзначай намекали, что в прошлый раз арбитры отработали совсем не так профессионально, как было нужно.

Для полного осознания судьями своей ошибки клубный микроавтобус по дороге из аэропорта на какое-то время ломался – почему-то аккурат напротив местного кладбища. А поскольку на дворе в это время, как правило, был уже поздний вечер, то такие "поломки" обычно доходили быстрее. И судьям в случае чего придраться было не к чему, и писать жалобы в Судейский комитет тоже было не на что – их же никто не и ни к чему не принуждал. Ну, сломалась машина в ночи, бывает.

По советским регламентам и правилам проведения хоккейных турниров комната для судей должна была располагаться "... на максимально возможном удалении от раздевалок команд". В первом же российском чемпионате, а точнее чемпионате МХЛ, этот пункт исчез, и клубные руководители совершенно легально устроили судейские раздевалки прямо возле хозяйских. В напрочь закрытом от любых посторонних "хозяйском крыле". За закрытые тяжелые двери которого в случае чего не сразу прорвется даже ОМОН.

Как указывается в уже упомянутом мною в одной из предыдущих частей докладе, "... в период с 1993-го по 1997-й год (то есть, за пять сезонов – здесь и далее прим. "Чемпионат.ру") на российских хоккейных судей было произведено 227 ОФИЦИАЛЬНО ЗАДОКУМЕНТИРОВАННЫХ (выделено нами) попыток давления..." В виде "наездов", шантажа, угроз. Там же, абзацем ниже, составители делают вывод, что официальному документированию было подвергнуто не более одного (ОДНОГО!!!) процента от имевших места фактов. Тех же "наездов", шантажа и угроз. При этом какой-либо ход данным документам был дан: от ФХР – 4 (четыре) раза, от органов МВД и прокуратуры – 11 (одиннадцать) раз. Ни по одному заявлению не было принято судебного решения. Иными словами, ни один из 227 задокументированных случаев до суда не дошел.

Мысленно представим себе цифру 227, которая является всего лишь ОДНИМ ПРОЦЕНТОМ. Разделим получившееся число на количество судей, работавших в те годы в МХЛ и Суперлиге. И сами себе ответим на простые вопросы: сумел ли хоть один действующий арбитр – что главный, что линейный, – за свою карьеру избежать подобного? А если не избежал, то как на это отреагировал? А если реагировал так, как надлежит честному и принципиальному человеку, то чем для него та история (или те истории) закончились? Особенно с учетом того, что тогдашнее высшее хоккейное руководство судей явно никак не защищало, а по нашим, российским законам заявления на "наезды" следовало подавать по месту "наезда". То есть, тем самым милиционерам, которые жили и работали рука об руку с теми, кто "наезжал" на иногородних, приехавших в командировку арбитров.

И, напоследок, небольшой психологический экзерсис. Представим себе абсолютно непредвзятого и совершенно некоррумпированного хоккейного судью. Святого. Скажем, вчера с Сириуса прилетел, или с Юпитера, а сегодня уже назначен главным на матч. Любое его решение, даже самое справедливейшее и верное, одной из двух противоборствующих сторон всегда принимается в штыки. И всегда является основанием для обвинений в предвзятости и коррумпированности. Просто потому, что заинтересованная сторона никогда не сможет взглянуть на ту же ситуацию тем же взором, и всегда видит в судейском решении "внесудебные мотивы" и его личную заинтересованность. А нынешнее развитие нашего общества вкупе с развитием технологий позволяет любому человеку без всякой ответственности обвинять практически любого человека в любых смертных грехах.

И вот такой, почти святой с начала человек, на каждом матче узнает про себя, про своих родителей и близких много нового. И понимает, что избежать этого в нынешней ситуации не позволит никакая его квалификация. И в то же время он понимает, что на своих решениях может зарабатывать весьма серьезный доход, помимо официального. При этом отношение к нему со стороны оценивающих его работу – тренеров, игроков, болельщиков, телезрителей, – не изменится ни на йоту. Тогда как вместе с дополнительным доходом он сможет заполучить себе и "ангела-хранителя" в лице серьезного клуба, который одной левой решит множество проблем – от бытовых до самого наличия работы. А отказавшись от этого, в хоккее вряд ли задержится надолго.

Представили? Поставьте себя на место такого человека. И, положа себе руку на сердце, ответьте, как долго хватит лично у вас непредвзятости и принципиальности? А тем, кто считает, что долго, рекомендуется ознакомиться с одним жизненным примером. Пример этот живет в Нижнем Новгороде, имеет фамилию Егоров и является судьей – правда, не хоккейным, а футбольным. Высочайшей квалификации. Он пришел в судейство уже весьма обеспеченным человеком. Настолько обеспеченным, что может позволить себе содержать из собственного кармана в родном городе... профессиональный футбольный клуб первой лиги – чтобы футбол в двухмиллионном городе совсем не зачах. Ежегодно в течение вот уже многих лет все – и журналисты, и его коллеги, – признают его если не самым лучшим, то одним из лучших отечественных арбитров. Он не зарабатывает футболом, судейство для него – всего лишь хобби. И ему... практически не дают судить.

Да-да, он то и дело "садится" на дисквалификацию. Его отстраняют от работы едва ли не после каждого матча. Потому что ему наплевать на все, кроме конкретной игры и правил. Он может поставить один, два, три пенальти в ворота хозяев – и фигура хозяина не имеет в его глазах никакого веса. Он может обвешать любую команду карточками, как барбоску блохами, он может выгнать с поля двух, а то и трех игроков любого отечественного гранда. Именно поэтому многих клубных боссов начинает трясти от одного упоминания его фамилии, и они готовы на все, лишь бы только этот арбитр не судил матчи их команды.

Самое интересное, что после каждого отстранения арбитражный комитет практически всегда выносит определение о правильности его действий. Или абсолютного большинства действий – пятна бывают и на Солнце. Вот только на сроки его дисквалификаций и отстранений это почему-то не влияет. И направление на международные матчи от РФС он не получает. Хотя в нашей истории был лишь один прецедент, когда УЕФА персонально попросила за арбитра – за Егорова. Но его и тогда не пустили на международный уровень.

Вопрос: а много ли "Егоровых" было и осталось в нашем хоккее? Вот такое "наследство" и получила наша Континентальная лига – от Суперлиги, МХЛ и советского хоккея. И других судей в нашем хоккее не просто нет – им при нынешней системе просто неоткуда взяться в принципе.

Но плох был бы тот автор, который, "раздув оголтелую критику", не предложил бы собственное видение путей выхода из нынешнего тупика. Этому и будет посвящена пятая, заключительная часть серии "А судьи кто?...". А поскольку до ее выхода остается какое-то время, то автор предлагает всем читателям "Чемпионат.ру" в комментариях поделиться мнением о том, как нам реорганизовать судейский корпус. Какие методы и способы по улучшению этого элемента Континентальной лиги видятся вам, читатели?

Потому что дальше так жить нельзя. Или вы так не считаете?

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.