Вполне себе зрелище. Вперёд, Локо!
Рейтинг клубов КХЛ

А судьи кто? Господа присяжные заседатели...

Добавлена: 06.10.2009
Источник: Максим ЛЕБЕДЕВ, "Чемпионат.ру"

Продолжение судейской темы в серии материалов нашего обозревателя: воспоминания о "голе-фантоме", "два миллиона долларов Стеблину" и "судейский пул" в Суперлиге...

В последнее время на нашем телевидении крайне популярными стали программы, имитирующие судебные заседания. Почему "имитирующие"? Да потому, что от нашей судебной реальности они столь же далеки, как и декабристы от народа. Скорее, это тот недостижимый идеал, к которому нашей судебной системе надо стремиться. И дело тут не только в желании как-то подкрасить нашу действительность, но и в незыблемых законах телевизионного жанра. "Впихнуть", "всунуть" материалы серьезного, наверняка многолетнего уголовного и судебного дела в часовой формат – без мощной "лакировки" тут никак не обойтись.

Но помимо красивых имитаций есть в таких программах и правда. Она относится к судебным прениям, которые в полной мере характеризуют и диалектику человеческого общества, и борьбу противоположностей. В судебных прениях первое слово дается стороне обвинения. И сторона эта на основании всех материалов дела, многочисленных экспертиз и показаний свидетелей делает вывод о виновности подсудимого и просит суд дать ему максимально возможное наказание. Лучше всего – пожизненное, чтобы избавить род людской от этого "упыря в человеческом обличье".

Затем слово предоставляется стороне защиты. Она, эта сторона, имеет то же самое юридическое образование, что и обвинение. Приблизительно тот же базис знаний и жизненного опыта. И на основании тех же самых документов, экспертиз и свидетельских показаний требует немедленно освободить подсудимого, реабилитировать его, а так же оплатить ему все страдания и мытарства и, быть может, даже вручить орден и причислить его к лику святых.

В таких крайностях нет ничего удивительного. Такой была, есть и будет наша жизнь. И именно из крайностей, из диаметрально противоположных мнений складывается та самая "золотая середина", на которой существует и растет человечество. Беда в другом. В том, нынешнее поколение болельщиков, выращенное на безвременьи 90-х годов прошлого столетия, не умеет и не хочет искать и находить эту самую золотую середину.

С наиболее ярким примером автор этих строк столкнулся в локаутный сезон-2004/05. Когда работал на полуфинальной серии "Динамо" – "Авангард". Речь идет о той самой, единственной шайбе тогда динамовца Игоря Мирнова, "гол-фантом", как еще называли его в прессе, решившей исход третьего матча. Той, вокруг которой было сломано немало копий, и которую уфимский арбитр Рафаэль Кадыров все-таки засчитал. Признаюсь, с самого начала у меня тоже было впечатление, что гол был. И с этим впечатлением я и вышел "в народ". За что был немедленно подвергнут обструкции со стороны омских болельщиков. Желая доказать мою неправоту, руководство омского клуба предоставило мне запись с камеры, расположенной над воротами. И по этой "картинке" вроде бы тоже выходило, что гол был – так что претензий к Кадырову лично у меня нет.

Запись эту в максимально возможном разрешении я выложил в интернет, на обозрение всех болельщиков. Естественно, что все без исключения динамовские фанаты видели "100-процентный" гол, который "увидел бы даже слепой". Тогда как все без исключения поклонники "ястребов" не видели ничего в упор. Интереснее оказалась другая реакция. На следующий я получил по электронной почте письмо из... Новосибирского отделения судебных экспертиз. Среди тамошних работников тоже хватало хоккейных болельщиков, а их местонахождение и сфера деятельности позволяла рассчитывать на полную непредвзятость (тем более что Омск в среде хоккейных болельщиков Новосибирска не слишком-то любят).

Так вот, данную запись, благо разрешение позволяло, эксперты проанализировали на своей аппаратуре и, можно сказать, разложили "на атомы". После чего умная техника составила проекцию полета шайбы на лед, а точнее – на линию ворот. Как указали эксперты, точность проекции составляла плюс-минус четыре миллиметра. На основании выполненной работы делался однозначный вывод: шайба ни целиком, ни даже наполовину линию ворот не пересекала, зайдя на нее на 9– 13 миллиметров. Значит, по всем правилам, гола нет.

Это экспертное заключение вместе со всеми выкладками и проекционными рисунками я также выложил в Интернет. Думаете, что-то изменилось? Да ничуть. Изменилось лишь то, что со стороны бело-голубых болельщиков на меня обрушился целый шквал обвинений. В основном в том, что я напрочь и на корню куплен "Авангардом" – вплоть до суммы, которая якобы накануне была мне вручена руководством "ястребов" за "создание подобной липы". Что же касается экспертного заключения, то его болельщики советовали "свернуть в трубочку и засунуть в...", а "купленным", конечно же, экспертам "оборвать руки, ноги и что там еще болтается". Кроме того, болельщики разместили в Интернете открытое письмо... министру внутренних дел РФ. С просьбой разобраться с Новосибирским отделением судебных экспертиз, которое, как известно, входит в штат Новосибирского же управления внутренних дел. Разобраться, чтобы, во-первых, не лезли не в свое дело, а во-вторых, чтобы впредь "не выдавали за деньги ложных заключений". Количество же обращений и заявлений в редакцию с требованием уволить "жалкого журналистишку" и на веки вечные запретить ему "кропать свои мерзости" учету, наверное, не поддается.

К чему я все это рассказываю? Да к тому, что настоящая беда нашего времени заключается в том, что в 90-е годы сформировалось и выросло целое поколение, в том числе и болельщиков, для которых не существует золотой середины. Такие люди любое мнение, отличное от их, считают личным оскорблением, а любую дискуссию начинают обливанием оппонента помоями. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на комментарии к любой мало-мальски серьезной статье на "Чемпионат.ру" и оценить уровень доводов и аргументов.

Поколение это пришло на трибуны ледовых дворцов. А поскольку росло оно уже в новых техногенных условиях, то получило самые большие возможности для выражения на весь мир своей позиции и своего мнения. Но это еще полбеды. В новом веке такие люди пришли и в руководство многих клубов тогдашней Суперлиги. При общении с центральной прессой они еще блюли какое-то подобие нейтралитета, но в общении с местными журналистами, или в беседах "не для печати", иногда становилось просто страшно.

Никогда не забуду, как в одном провинциальном городе руководитель местного хоккейного клуба после напрочь проигранного матча с жаром убеждал меня "только между нами, да?", что все тогдашние победы ярославского "Локомотива" объясняются тем, что перед началом сезона президент железнодорожников Юрий Яковлев якобы "отвез Стеблину два миллиона долларов". К тому времени ярославский клуб шел к своему второму подряд чемпионству, я вплотную работал с ним на протяжении почти двух лет, хорошо знал и его структуру, и систему спонсирования и финансирования. Неоднократно общался по этим и другим вопросам и с тогдашним губернатором Ярославской области, и с руководством Северной железной дороги. И мое экономическое образование позволяло сделать однозначный вывод о том, что подобного не может быть в принципе. Поскольку, во-первых, никто не даст клубу таких денег на "левые", не включенные в бюджет расходы – даже на чемпионство. Во-вторых, сам подход руководства "Локомотива" к стратегическим вопросам: да Яковлев скорее бы удавился, чем потратил деньги таким образом. И вместо такого "чемпионства" он предпочел бы потратить "упавшие с небес" миллионы на детско-юношескую школу, на свои молодежные команды.

Но в той беседе "между нами" многолетняя рутинная работа руководства "Локомотива" по выстраиванию клубной системы была сведена к нулю. Точнее – помножена на ноль. А мои аргументы отвергались легким взмахом руки: мол, да ладно тебе, идеалист, все ж знают, что медали еще до начала сезона распродаются руководством ПХЛ чуть ли не на открытом аукционе. И ладно бы это слушал только я – человек, в общем-то, уже в возрасте, поживший, повидавший, а главное – пусть и немного, но разбирающийся в этом вопросе и с точки зрения экономики. Вместе со мной все это слушали, раскрыв рты, человек десять местных журналистов – молодых пацанов, делающих в спортивной журналистике свои первые шаги. И пусть все это говорилось с такими оговорками: мол, смотрите, ребята, не подведите меня, это не для печати, а для вашего понимания ситуации, можно не сомневаться, что это точка зрения клубного руководства свое отражение в местных материалах нашла, найдет, и еще долго будет находить.

А раз в том профессиональном хоккейном клубе (а вместе с ним и в целом ряде других клубов), на самом его верху царила подобная точка зрения, то логично предположить, что сам клуб по этим же принципам существовал и выживал. И поскольку у него не было лишних миллионов, чтобы "отвезти их Стеблину", то действовать следовало в более "экономичном" режиме, подходя конкретно к каждому матчу. И судьям, которые будут эти матчи обслуживать.

Во многом из-за такой политики судьям – хотя бы просто для собственного выживания, – пришлось объединяться по клубному признаку. Уходить под защиту серьезных клубов, которые защищали и не давали "сожрать" подобным руководителям. Которые, как и болельщики, в каждом свистке каждого судьи против своей команды видели исключительно "проплаченное убийство". Но в жизни, как известно, ничего не бывает бесплатно, и за такую защиту, за "клубную крышу", судьям тоже приходилось расплачиваться.

В итоге, к началу XXI века у каждого мало-мальски серьезного хоккейного клуба образовался собственный "судейский пул". А центр подковерной клубной борьбы перенесся в небольшой и невзрачный кабинет, в котором происходило назначение судей на матчи. Особенно яростной и бескомпромиссной эта борьба становилась в плей-офф. Совсем ожесточенной – на заключительных стадиях, когда сплошь и рядом сходились объективно равные соперники, и значение в определении будущего победителя имела любая мелочь. Вы помните практику "вычеркивания неподходящих арбитров", нет? А таковая у нас раньше имела вполне легальное себе место: в плей-офф представителям команд предлагался список судей, и они по очереди вычеркивали "неподходящих", пока не оставались необходимые несколько фамилий, которые "устраивают всех". Объяснялось это тем, что судейский, де, комитет просто идет навстречу клубам – чтобы никто, мол, не сомневался в объективности. А если потом и пеняли, то только на самих себя. На деле же это была чистой воды подковерщина.

О том, какие "выкрутасы" творились подчас в этой области, мы и поговорим – но уже в следующей части материала.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.