Вполне себе зрелище. Вперёд, Локо!
Новости, последние результаты и многое другое в нашем Telegram-канале

Главный тренер «Локомотива» Петр Воробьев: «Я ни разу не клянчил себе каких-то условий»

Добавлена: 20.12.2011 16:31
Источник: Дмитрий Христич , «Спорт День За Днём»

Спустя три месяца после страшной трагедии, когда в аэропорту «Туношна» разбился самолет с основным составом «Локомотива», большой хоккей вернулся в Ярославль. Составленная на основе эмха­эловской «молодежки» команда взяла старт в чемпионате Высшей хоккейной лиги. Болельщики, на сердцах которых навсегда остался глубокий рубец, оказали великолепную поддержку своим ребятам, почти до отказа забив «Арену-2000» на матчах против «Нефтяника» и «Ариады-Акпарса». Команда ответила взаимностью: громя (5:1) финалистов прошлого сезона из Альметьевска и всухую обыгрывая (2:0) крепких середняков Западной конференции, вчерашние юниоры целовали эмблему «Локомотива» и приветствовали трибуны.

Теперь подтвердить завоеванный с ходу лидерский статус «железнодорожникам» предстоит на выезде — без излишнего давления, но и без сумасшедшей поддержки. Главный тренер «Локомотива» Петр Воробьев рассказал «Спорту» о своих опасениях, выборе капитана команды и вдохновляющей поэзии.

Пыльным мешком по голове

— Сейчас, когда прошел долгожданный первый матч в ВХЛ, станет полегче?

— Наоборот, пойдут более сложные матчи. Сейчас ведь — даже в КХЛ — многие команды не могут провести несколько встреч подряд на высоком уровне. А у нас с учетом того, что, по сути, этот же состав до дебюта в «вышке» играл в МХЛ, уже восемь побед кряду. Вообще есть такое негласное правило: плохим командам не дают играть хорошие матчи. И зачастую успешная игра не придает, как многие думают, уверенности в своих силах, а наоборот, сбивает с толку. Мы стараемся следить, чтобы нас подобные тенденции не коснулись. И дело тут даже не в физической подготовленности, а в голове. Голову надо настраивать. А если она плохая, надо по ней, наверное, бить иногда чем-нибудь. Как раньше говорили, пыльным мешком.

— Зато теперь на команду не будет такого давления, как перед стартом.

— Это было бы аргументом, если бы мы видели, что давление произвело негативный эффект, что ребята растеряны и зажаты. Но ничего подобного мы не ощущали. Если честно, я еще накануне первого матча видел, что у ребят нет излишнего мандража. Корреспондентам я этого не говорил, немного сгущал краски, на сам знал: обстановка нормальная, рабочая.

— Игроки говорили, что первые смены было проводить тяжело — тем более после памятной церемонии.

— Это правильно, это нормально. Было бы странно, если бы они сразу вышли совсем нахально, без малейшего волнения.

— Перед болельщиками новый «Локомотив» поставил высокую планку, с ходу разгромив одного из лидеров ВХЛ.

— Конечно, и мы об этом говорили на командном собрании. Надо ценить поддержку болельщиков, ведь это не КХЛ, а собрался целый стадион. Такой интерес надо поддерживать, из кожи вон для этого лезть.

— Молодежи приходится разъяснять это особо?

— Надо учитывать все. Кого-то подстегивать, кого-то, наоборот, сдерживать. Не могу сказать, что мы уже поймали хороший баланс между атакой и обороной: бывает, и в откат иногда играем или при атаке или борьбе за ничейную шайбу нет поддержки от других игроков. В этих вещах еще нет достаточно четкого взаимодействия.

— Перед стартом «Локомотива» в ВХЛ много писалось о том, что для этой команды не столь важен результат.

— Такого не может быть даже на детском уровне. Разве что совсем мальчишки и играют «просто так», но когда начинается организованный хоккей, всем важно показывать результат. Иначе нет ни спортивного азарта, ничего. Тем более у нас уже не маленькие ребята. Правильно после нашей игры сказал на пресс-конференции главный тренер «Нефтяника» Ришад Гимаев: двадцать лет — это уже не молодые. В таком возрасте пора играть в КХЛ, иначе можно будет так и не выйти на высший уровень. А у нас всё «молодые» да «молодые»… Это очень важно осознавать, и мы говорим об этом с ребятами. На собрании даже не столько обсуждали будущего соперника и его интересные ходы, а говорили о том, что в первую очередь надо самим готовиться, шлифовать свою игру.

За год команду создать сложно

— Вам не набили оскомину сравнения с «Ладой» — тоже молодежь в составе, тоже Петр Ильич на скамейке…

— Понятно, что все познается в сравнении. И тот опыт полезен. Но это разные уровни, разные команды и разные возможности. Там распродавали все, уже и дворца не было, а здесь — сами видите, какие условия. Мы строим команду. Трагедия дала возможность — нам пошли навстречу Федерация хоккея, КХЛ — собрать очень талантливых ребят. Сам Бог велел с ними как следует поработать. Хотя сложно за год создать команду.

— То, что непосредственно к Высшей лиге вы готовились всего три дня, стало серьезной проблемой?

— Нет, ведь по большому счету это была та же команда, что играла в МХЛ. Дополнительно влились только Рафаэль Ахметов и Даниил Ердаков. Да, есть некоторые проблемы, и они будут, но надо просто работать — чтобы все одинаково понимали игру.

— Вопрос, кто будет капитаном «Локомотива», не стоял?

— Конечно, не было причин что-то менять, так что и в ВХЛ нашим капитаном стал Максим Зюзякин. Все ребята у нас примерно одного возраста. Да, двое поопытнее, по­старше на пару лет, но они новички в команде. Возможно, могли бы быть капитаном Даниил Апальков или Алексей Кручинин, но они тоже пришли только во время сезона. А зачем что-то ломать? Возможно, на следующий сезон вопрос капитанства и встанет — в команду вольются две пятерки, а может, и больше. Но это дело будущего.

— Перед этим сезоном вы как раз поменяли капитана.

— Мне казалось, что для Димы Мальцева это будет полезно. Ему нужна была встряска. Может быть, его тяготила дополнительная ответственность. Я с ним поговорил, он меня понял, так что обошлось без каких-либо обид. И считаю этот ход оправдал себя.

— То, что в команде все игроки примерно одного возраста, — это плюс?

— Это плюс для самих ребят, потому что у них много общих интересов, одна и та же лексика. С другой стороны, по идее, нужна преемственность с более опытными хоккеистами. Но с кем именно? Если бы это были игроки «Локомотива», они бы могли передать дух победителей, ту ауру, которая здесь всегда была. Увы, таких ребят нет. Зато, когда все одного возраста, парням, как мне кажется, удобнее — никто на них не давит излишне. «Дедовщина», конечно, уже давно ушла, но все равно более старшие, более звездные игроки обычно в команде имеют больше прав. А так ребята чувствуют себя раскрепощенно.

— А еще они знают: ответственность переложить не на кого.

— Тут все индивидуально. У нас есть игроки, — особенно среди новичков, — которые запрограммированы на хороший результат. Они уже готовы к переходу во взрослый хоккей. А целый ряд игроков просто не созрели. Даже по возрасту.

— Перед вами стоят чисто спортивные задачи? Например, выход в плей-офф.

— Такая задача стоит всегда. Но ее легче всего выполнить, когда готовишься к каждому матчу и в каждом матче стремишься победить.

Ребятам вывешиваю полезные стихи

— Можно сказать, что это уже «Локомотив» — речь, естественно, не столько о названии, сколько о статусе, об отношении города к команде?

— Не думаю. Надо, чтобы прошла серия матчей, чтобы болельщики по-настоящему прочувствовали игроков. Некоторые наши основные игроки проводят за Ярославль первые матчи. Через семь-десять игр станет понятно, кто что собой представляет.

— Сейчас все внимание такого хоккейного города, как Ярославль, сосредоточено на этих молодых ребятах. Не зазнаются?

— Пока я не вижу излишнего внимания. Да, у болельщиков приподнятое настроение после нашего дебюта, но поначалу они были спокойными. Потом уже, когда мы начали забивать, они завелись. Если люди здравомыслящие, они поймут, что любовь зрителей одной-двумя играми не завоевывается. Думаю, большинство ребят все правильно воспринимают.

— Что ощущали во время небольшой памятной церемонии перед первым матчем?

— Чувствовал себя… неуютно, скажем так. И слезы готовы были закапать — еле себя сдерживал, потому что в том самолете было много ребят, с которыми связаны различные истории, воспоминания… Тяжело.

— Но время лечит?

— Конечно. Я и Максиму Зюзякину сначала говорил: понятно, что все переживают, но сейчас уже вроде как и время прошло. А на следующий день — уже более серьезно, про шероховатости в игре, над которыми надо работать, про то, что можно себе позволить, а что нет. У нас идет каждодневная работа, надо сосредоточиться на ней.

— Это и помогало справиться с эмоциями в эти три месяца?

— Естественно, после катастрофы мы все были подавлены. Хорошо, что нам пошли навстречу, перенесли матчи молодежной команды. Но мы ребятам дали на переживания не так много времени — буквально день или два, — а потом переключились на работу. И я считаю, что это правильно, работа всегда быстрее приводит в чувство. Думаю, мы достойно вышли из этой ситуации. Да, были неудачи, но они, по моему мнению, связаны не столько с трагедией, сколько с молодостью, с нехваткой опыта.

— Известно, что вы увлекаетесь поэ­зией. Чтение тоже помогало?

— Есть такое. Иногда вешаю стихотворения в раздевалке — когда попадаются те, которые необходимы. Например, Борис Пастернак: «Быть знаменитым некрасиво. // Не это подымает ввысь…» Или «Баллада о таланте, Боге и черте» Роберта Рождественского. Хорошие строчки на эту же тему есть у Редьярда Киплинга. Еще хорошее стихотворение про вранье у Александра Володина. В общем, такие стихи, которые несут что-то полезное, которые не сложны для понимания, я вывешиваю ребятам. Сейчас же народ вообще мало читает. И не только стихи вывешиваю. Например, очень правильные слова Льва Толстого о том, что любым ремеслом надо овладевать. Нам же часто не хватает профессионализма. А надо владеть ремеслом, владеть званиями. Еще бывают интересные выдержки из интервью. У певицы Галины Вишневской хорошие мысли, она говорила, что русские не любят свою страну, живут как в коммуналке, сорят везде и при этом постоянно жалуются на нехватку денег или условий. Я и своим ребятам говорю: не надо клянчить, добейтесь того, чтобы работодатель сам к вам подходил с предложениями. Меня вот уже третий раз пригласили в Ярославль, и ни разу я не клянчил себе каких-то условий. И так во всех командах: просто смотрел предложение и либо соглашался на него, либо отказывался.

В общем, вывешиваю многое. То, что помогает. Мне вообще неинтересно читать то, что не дает толчок в работе, какую-то мысль.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.