Жалкое зрелище.
Рейтинг клубов КХЛ

Хейккиля: То, что нас шатало вверх-вниз потому, что у нас не оказалось таких, как Яшин

Добавлена: 08.02.2010
Источник: Игорь Какурин, «Весь Хоккей»

Бывший уже главный тренер «Локомотива» Кари Хейккиля - об отставке, ставшей для него неожиданностью, команде, с которой после Нового года случилось что-то непонятное, и селекции, которая становится сейчас всё важнее - в интервью «Всему Хоккею»

Сразу признаюсь. В этом интервью, первом для Кари Сакари Хейккиля - уже не главного тренера «Локомотива», всё даже не по верхам. По верхушечкам. Всё, что уложилось в пару десятков минут разговора в кафе аэропорта «Шереметьево», откуда утром субботы Хейккиля с супругой вылетали в Турцию - менее чем через пол суток после отставки Кари в пятницу вечером, сразу после матча в Балашихе.

Хейккиля был спокоен. Хейккиля выглядел кем угодно, - вот как раз человеком, отправляющимся в короткий отпуск. Но никак не только что уволенным из команды, с которой он два последних года проигрывал финал только в последнем, решающем матче серии. И с которой он, в год 1000-летия Ярославля, шёл на «третью попытку». Хейккиля, такое впечатление, уже, за одну только ночь, всё пережил.

И тем страннее показался мне свначала ответ Кари Сакари на первый же не вопрос даже, но утверждение, поскольку чем-чем, а неожиданной отставку его назвать никак нельзя.

- Не удивлён? Удивлён. Конечно, удивлён, - сказал Кари Хейккиля, - Потому что… (пауза). Разумеется, я удивлён. Мало ли какие разговоры - для меня это всё неожиданно. Вчера утром я не мог себе представить, что сегодня я буду говорить с вами об этом.

- Однако не предполагать, что что-то такое могло последовать после всех тех результатов, которые были у «Локомотива» в январе?

- Да, у нас были игровые проблемы в январе. До Нового года всё было хорошо, а после они начались. Мне трудно сейчас сказать, что случилось. Я не знаю, что с командой.

- На самом деле «тяжёлый январь» - это типично для вашего «Локомотива» на протяжении всех последних трёх лет.

- Да, у нас были тяжёлые две недели в январе прошлого года, когда мы проигрывали что-то около четырёх из пяти матчей. Два года назад из последних десяти матчей перед плей-офф мы проиграли семь.

- И после этого «Локомотив» очень уверенно играл в плей-офф, каждый год доходил до финала, и - никаких проблем. Что случилось сейчас? Ведь уволить главного тренера в такой ситуации, перед плей-офф - в чём смысл?

- Каких слов вы ждёте от меня?

- Я не понимаю этого решения.

- И я не могу вам ничего ответить, потому что я тоже не знаю, почему, и тоже не понимаю. Я каждый день продолжал делать свою работу, я видел, что нужно делать, и смотрел вперёд, а вчера вечером мне просто сказали [об увольнении] - и это всё. Больше мне нечего сказать по этому поводу.

- Видите ли вы причины этого в игре вашей команды? «Локомотив» всегда хорошо играл, прежде всего, в обороне, что облегчало работу вратарям. А нападение забивало несколько голов, которых хватало для победы. То есть, прежде всего, игра в защите, и - никаких проблем.

- Да.

- Но этот ваш «Локомотив» - он просто не играл в защите, и это стало его самой большой проблемой. Это даже соперники отмечают - другая, говорят, команда, не такая, как была. Между тем, защитная линия - та же. Получается, что защитники есть - нет защиты? Вы в этом сезоне решили играть в другой хоккей?

- Нет-нет-нет, мы можем посмотреть статистику. Мы были первыми в дивизионе, третьими [в лиге] по голам, вторыми по реализации большинства, третьими по пропущенным. Это на конец декабря. Мы выиграли все матчи перед Новым годом. А после Нового года, - а продолжили мы играть после очень короткого перерыва, несколько дней - я не знаю, что случилось. Против «Торпедо», «Атланта» и СКА мы играли действительно очень плохо, проиграли три первых матча после Нового года. Потом были эти поражения дома от ЦСКА (разгромное и безвольное 1:6) и МВД.

- И вы говорите, что не знаете, что с вашей командой случилось, Кари?

- Это потеря уверенности (Хейккиля сказал «confidence»). Иначе я не могу объяснить.

- То есть, это проблема не в игре, но в игроках?

- (качает головой). До Нового года мы из 25-и матчей только в двух не брали очки [в Новосибирске и в Москве с «Динамо»]. Если мы проигрывали, то или в одну шайбу, или это был овертайм и буллиты. А после Нового года, вы сами говорите - всё изменилось. Я не нахожу объяснений этому.

- Не сомневаюсь, что за последний месяц у вас были серьёзные разговоры об этом с боссами клуба, с президентом Яковлевым, и они хотели слышать ваши объяснения…

- (жестом останавливает вопрос) Нет-нет-нет.

- Никаких разговоров не было?

- Нет. Только после того, как мы проиграли МВД, у меня был разговор с [президентом клуба Юрием] Яковлевым, о котором вы знаете.

- ?!

- (кивает).

- Как было дело? Вы проиграли МВД. Потом была пресс-конференция. Потом вы пришли в раздевалку, где было собрание команды, и Яковлев сказал вам о том, что вы уволены?

- Да.

- Вот так вот? «Кари, вы уволены»?

- Да. И, знаете, я хочу выразить респект Яковлеву, потому что он сказал мне это честно.

- В каком смысле - «честно»?

- Я узнал об этом от него лично. Он не передал это через кого-то, и не позвонил по телефону. Он сказал мне это лицо в лицо - за это мой респект Яковлеву. Я после этого сказал об этом всем игрокам.

- Что вы сказали?

- Что для меня это неожиданность. Ещё я сказал им спасибо и «Good luck to you, guys!» (пауза). Для меня это лучший способ быть уволенным. Никаких проблем.

- Вы не думаете, что это решение было принято ещё как минимум до матча с ХК МВД?

- (пауза). Я не знаю. Я не хочу даже об этом думать. Потому что я не знаю. Не знаю.

- Потому что, опять же, разговоры - не разговоры, слухи, скорее, об этом, ходили недели полторы - две…

- …Может быть, не знаю…

- … Где-то недели две назад я впервые услышал о том, что в Ярославле могут пойти на отставку главного тренера в связи с проблемами в команде, и нет результата, и игры нет...

- (вопросительный взгляд).

- Я ответил, что не верю, что это бред какой-то.

- Я не знаю. Не знаю. Я не могу ничего сказать.

- Вы работали совершенно спокойно, ничего не слышали, ничего не чувствовали даже, Кари?

- Да, я работал так, как я работал. Каждый день. Я никого ни о чём не спрашивал, и никто ни о чём не спрашивал меня. Разумеется, я чувствовал такое, знаете, нормальное, рабочее напряжение, потому что мы не выигрываем, у нас не получается… (пауза). Вы знаете, если попробовать сейчас проанализировать, что нашей главной проблемой на протяжении сезона стало, и остаётся сейчас, то это то, о чём я сказал ранее. Мы последние два года выходили в финал, мы последние два года хорошо играли в плей-офф. И когда сезон начинался, мы… (пауза). Как Казань, у которой такие же, как у нас, проблемы. Игроки были немного уставшими, уровень мотивации на регулярный чемпионат стал ниже.

- Вы говорите о том, что два выхода в финал понизили уровень мотивации команды на регулярный чемпионат?

- Да. Мы последние два сезона провели с самого начала и до самого конца, и это причина определённой усталости. У нас времени на отдых было на месяц меньше, чем у других команд. И в самом начале сезона у меня было такое чувство, что все чувствуют себя так, что они уже там, в плей-офф снова. А от начала сезона и до плей-офф ещё очень долгий путь. И такое ощущение, что в регулярном чемпионате мы начали всё время чего-то ждать, все чего-то ждали. Чего - я не знаю. Может это не совсем то, если я буду сейчас сравнивать нас с Казанью, но у неё те же проблемы с начала сезона, что у нас. Казань тогда взяла новых игроков, нового вратаря, и получилась новая мотивация, потому что каждому в команде стало ясно, что это серьёзно, что если будешь ждать, то ничего не дождёшься. У нас были и молодые игроки в составе, но это не то, что нужно для того, чтобы команда стала сильнее.

- Вы считаете, что «Локомотиву», так же как «Ак Барсу», необходимо было брать ещё игроков по ходу сезона?

- Да, я думаю, нам не хватило пары новых хороших игроков. Я хочу, чтобы вы меня правильно понимали - я был счастлив работать с этой командой, и в неё пришло летом несколько хороших ребят. Но то, что нас шатало вверх-вниз, я думаю, потому, что у нас не оказалось таких, как [Алексей] Яшин. Таких, кто может забить гол тогда, когда это очень нужно. Это очень нужно для команды. Когда все стараются и стараются, но не получается никак забить, нужен один такой человек, который это сделает - и будет не поражение в один гол, а победа в один гол. Это то, что называется лидерством. В этом качестве мы, считаю, по сравнению с прошлыми сезонами потеряли.

- Значение потери «Локомотивом» Алексея Яшина сейчас, по факту, выглядит большим, чем казалось перед началом сезона - вы об этом?

- Я не хочу сказать, что это всё из-за одного Яшина, нет. Яшин - это Яшин, но это всё равно только один игрок. Но когда ты теряешь игрока, который может забить этот очень важный гол, и не берёшь другого такого игрока, который может стать таким же лидером команды на льду, каким был тот - это становится важным моментом для команды.

- В контексте разговора о лидерстве - кто сейчас с «Локомотиве» сравним по этой функции с Яшиным?

- (качает головой). Яшин - это Яшин. Это звезда. Это лидер.

- Да, Яшин в «Локомотиве» был звездой и лидером. Но - в очень хорошей команде. А сейчас есть хорошая команда, но лидера в ней нет. Так?

- Да. Так. Это, - я пришёл к этому выводу, - очень важно именно для русских команд. То, чтобы в них был русский лидер. Это важно и в Финляндии, и в Швеции, и в Канаде - чтобы лидером команды был игрок из той страны, в которой она играет. Но в России это - очень важно.

- Ещё «Локомотив» потерял после прошлого сезона Алексея Кудашова, которого тоже, как и Яшина, надо считать именно таким лидерским игроком.

- Да-да. Поэтому я не хочу говорить, что всё из-за одного Яшина.

- Яшин, положим, отдельная история - это звёзда, у него большой контракт, и так далее. А то, что ушёл Кудашов - это было ваше решение, Кари?

- Нет, это не моё решение. Это общее решение.

- А могли вы сказать: «Нет, я не согласен, этот игрок мне нужен»?

- Все решения принимались вместе с президентом. Только вместе.

- Можете вы, Кари, сейчас сказать, что вы, тренер, тоже ошиблись?

- Конечно, я всегда в первую очередь анализирую, что я мог бы сделать лучше. После каждого поражения я начинаю с самого себя. Вам моя жена может рассказать (кивает на супругу, она опускает глаза), сколько плохих завтраков у нас было после плохих игр. Но что совершенно точно, что обязательно - я всегда начинаю с самого себя.

- Хорошо, тогда спрошу иначе: что бы вы сделали не так, что бы переделали, изменили с самого начала, будь у вас такая возможность?

- Я не думаю, что что-то. Нет, я бы делал то же самое, что я делал, потому что это я делал и до этого, и у нас был результат. Физически команда была окей. Тактически я сильно не менял что-то по сравнению с прошлыми сезонами. Но команда чуть, по сравнению с прошлым годом, потеряла в классе, и эмоции, как я сказал, после двух финалов были уже не те.

- И у вас, главного тренера, в том числе?

- Нет. Но если говорить об эмоциях всей команды, то они не от одного тренера, но от всех - от тренеров, от игроков, от руководителей. Ты один своими эмоциями не можешь за всех.

- Насколько велико ваше разочарование? Как тренера, как человека? У вас был отличный шанс в третий раз подряд бороться за финал…

- Конечно, я очень разочарован, и, как сказал, для меня это стало неожиданностью. Это был мой четвёртый сезон [в «Локомотиве»]. Я провёл порядка 250 игр с Ярославлем и в первый раз был уволен в такой момент сезона (в первый приход Хейккиля в «Локомотив» он был уволен сразу по окончании сезона 2004/05, а об отставке было объявлено за день до «бронзовой» игры с «Авангардом»). Россия есть Россия. Такая здесь система, и я понимаю её. Здесь ты всегда чувствуешь себя в углу.

В этот момент уже в «последний китайский» раз объявили о регистрации на рейс, которым вылетали супруги Хейккиля, и оставалось времени максимум на пару-тройку вопросов.

- Вы единственный тренер в нашем чемпионате, Кари, кто всё время был в медалях…

- Я не имею ничего против этого. Я бы хотел продолжить работать в России.

- Но уже не в Ярославле, наверное, - в третий-то раз?...

- (смеётся, делая неопределённый такой жест рукой: то ли «ещё бы!», то ли «да бросьте…»)

- Что скажете теперь о «Локомотиве», перед которым стоит задача как минимум снова быть в финале кубка Гагарина? Смогут или нет?

- Я не знаю. В сравнении с прошлым сезоном уровень всех команд всей лиги стал выше. Он растёт. И надо ещё больше уважать все команды, каждую следующую. Разница между ведущими командами и остальными становится всё меньше - это совсем не то, что было шесть лет назад, когда ты знал, с кем ты должен сыграть полностью, а с кем - нет. Сейчас надо играть со всеми. И сейчас ещё важнее становится то, как ты строишь команду. То, что (переходит с английского на русский, первый и последний раз за всё интервью) «по-русски сказать - селекция».

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.