Вполне себе зрелище. Вперёд, Локо!
Новости, последние результаты и многое другое в нашем Telegram-канале

Медведев и Бэттмен ждали гола Семина 7 секунд, а выхода Варламова – 7 минут

Добавлена: 13.11.2009
Источник: Слава МАЛАМУД (Спорт Экспресс)

В поединке против "Айлендерс" форвард "Вашингтона" Александр Семин забросил первую шайбу уже на 8-й секунде матча. Тем самым россиянин повторил рекорд своего клуба, который принадлежал Гаэтану Дюшену и продержался более 20 лет. Отметим, что Семин стал 22-м игроком и третьим россиянином, которому удалось отличиться не позднее 8-й секунды игры. Рекордом же владеют сразу три хоккеиста (5 секунд), среди которых Александр Могильный.

Вот вам, пожалуйста, сенсация дня: в Вашингтоне во время хоккейных матчей в новостном эфире доминирует российская тема. Страшно изумлены? Надо же, в Вашингтоне, у Барака, можно сказать, Обамы под боком – и российская! С чего бы это? Никогда бы не подумали? Так вот, имейте в виду. Доминирует.

А в минувшую среду она доминировала в Вашингтоне по целому сомну причин. Во-первых, в столицу США приехал президент КХЛ Александр Медведев и встретился там с коллегой Гэри Бэттменом. После такого "во-первых" об остальном можно и не говорить, но было и другое. Во-вторых, здоровье Александра Овечкина по-прежнему является главной спортивной темой в городе. В-третьих, будоражит намечающийся переход Микаэля Нюландера в минское "Динамо" (не смущайтесь, что я отнес это к российской тематике: американцы уже давно объединили Россию и Белоруссию – в том смысле, что нечетко понимают разницу между бывшими республиками СССР). Ну а кроме всего этого был ведь и матч, в котором отличились в-четвертых и в-пятых: Александр Семин и Семен Варламов.

Что касается Овечкина, то он на минутку показался в ложе прессы, поздоровался с вашим корреспондентом, сказал, что выздоравливает, пожелал успехов в трудовых начинаниях и ушел – видимо, выздоравливать окончательно. Слухи о белорусском вояже Нюландера генменеджер Джордж Макфи очень старательно не подтверждал, столь же умело и не опровергая.

А Медведев с Бэттменом между тем говорили в VIP-ложе весь первый период. Речь шла о возможности заключения трансферного договора между КХЛ и НХЛ и об олимпийском будущем игроков североамериканской лиги. Вопрос о покупке российскими инвесторами клуба НХЛ (ну, например... назовем наугад "Финикс"), по словам Бэттмена, на повестке дня не стоял. При этом комиссар отметил, что национальность потенциальных владельцев никогда не является предметом обсуждения руководства лиги. Будь ты хоть мирный грек, как мог бы сказать комиссар, подмигнув в сторону хозяина "Кэпиталз" Теда Леонсиса.

8 СЕКУНД

Между тем начался матч, и болельщики "Столичных" принялись вновь раздумывать о том, когда же Семин, увядший со времени травмы Овечкина, покажет, наконец, себя во всей красе. В таких серьезных раздумьях они провели целых восемь секунд – пока не получили ответ.

Сразу же после первого вбрасывания Брендан Моррисон перехватил передачу в средней зоне, отдал изумительный пас с разворота на ход Семину, тот пролетел через синюю линию, размахнулся и разрядил в дальнюю "девятку" щелчок такой чудовищной силы, будто в верхнем углу ворот сидел и глумился виновник всех его неудач. Семин, таким образом, повторил рекорд самого быстрого гола в истории клуба.

Забегая вперед, скажу, что Александр весь матч носился по арене как одержимый и творил, выражаясь специализированными хоккейными терминами, черт знает что. Например, он 11 раз бросил в створ ворот. И еще девять раз – мимо этого створа. Забросил две шайбы. Не реализовал пару стопроцентных возможностей. Организовал гол сопернику, потеряв шайбу у чужой синей линии. Реализовал послематчевый буллит, от чего хоккейно-безграмотные неофиты на трибунах пошвыряли на лед кепки, думая, что это хет-трик. В общем, Вашингтону в тот вечер предстал всесторонний, комплексный Семин – Семин по категории all-inclusive с бонусными опциями. Как сказал после игры главный тренер, обсудив позитивные и негативные моменты игры сибиряка, по крайней мере с ним не скучно.

ТЕ ЖЕ И ВАРЛИ

Но произошли в начале матча и другие события, подарившие Вашингтону еще одного российского героя. "Айлендерс", не впадая в панику от быстрого гола, ответили тремя – менее чем за пять минут! Долю вины вратаря Жозе Теодора можно было при желании отыскать в каждом из них: отбил шайбу перед собой, неважно отреагировал на бросок над ловушкой, вяловато действовал при выходе один на один. При желании же можно было Теодора и оправдать. Но когда голкиперу залетают три шайбы из пяти бросков в самом начале игры, тренеру надо принимать пожарные меры, и уже на седьмой минуте матча был выпущен из брандспойта Варламов.

Несмотря на трудное начало сезона, юного волгаря в Вашингтоне очень любят, и его появление было встречено овацией и радостными криками. Звуковое сопровождение появлялось (и усиливалось) после каждого последующего "сэйва". Благо "Вашингтон" заиграл в обороне надежнее, и чудеса Семену приходилось творить нечасто. Зато под самый конец первого периода по нему в упор "щелкал" Томпсон, и Варламов лихо поймал шайбу в ловушку, сразу же всем дав понять, что молодой человек успокоился, самочувствие нормальное, готовность полная, бросайте сколько влезет.

22 БУЛЛИТА

Надежная игра Варламова, рвение Семина и сбалансированная атака (занимательный факт – за время отсутствия Овечкина десять разных игроков "Кэпиталз" забивали голы) сделали свое дело, и к концу второго периода хозяева уже вели в счете. Кабы не хромала реализация и чуть хуже стоял Ролосон, "Островитяне" были бы спокойно задавлены задолго до конца третьего, но смертельный удар у "Вашингтона" все как-то не проходил.

А вот ньюйоркцы своего в итоге добились, сравняв счет за две минуты до сирены после мощного щелчка Хантера. Варламова, однако, этот гол не сломал. Варламов в тот вечер был неломающимся, что и подтвердилось в буллитах, которые начались семь минут игрового времени спустя и закончились едва ли не в четверг.

Первый буллит Варламов пропустил – Тамбеллини аккуратно бросил кистевым. Однако Семин тут же обыграл Ролосона, сравняв счет. После чего начался парад смерти: один за другим игроки обеих команд изощрялись в различных способах обыгрыша вратарей, всякий раз получая твердый от ворот поворот. Вашингтонца Эрика Фера и вовсе остановил лишь суровый взгляд Ролосона, под воздействием которого Фер завороженно поехал к воротам, оставив шайбу между кругами вбрасывания.

Варламов же брал все и главным образом – в шпагатах. Соперники почему-то всякий раз пытались его обвести, после чего бросали низом, но журавлиной грации Семена эти ужимки были нипочем. Впрочем, бросок Хантера в девятом раунде буллитов Варламов едва-едва остановил, зажав шайбу между щитков – и тут же покатился на коленях назад, в ворота. Но разве откажешь в смекалке волжскому парню?! Семен немедленно вскинул вверх обе руки, приняв позу выскакивающей из пучин морских синхронной пловчихи, и, сделав себя таким образом значительно выше, был благополучно остановлен перекладиной. Вот так бывает: ходишь на хоккей годами, а вот нет-нет да и увидишь что-нибудь умопомрачительное. На то они и таланты.

Закончился этот суперсериал только в 11-м раунде, когда капитан хозяев Крис Кларк реализовал первый послематчевый буллит в своей карьере – банально бросив с удобной руки. Штрайт, бивший потом Варламову, пытался сделать то же самое, но Семен уверенно отразил шайбу – да так обрадовался, что станцевал во вратарской укороченный вариант половецкой пляски.

Еще один успешный русский вечер в Вашингтоне. А кто бы сомневался?!

Семен ВАРЛАМОВ: "МНЕ СКАЗАЛИ – ДАВАЙ!"

– Просто такой момент был, – объяснил свои действия Варламов после игры. – Я очень быстро начал закатываться в ворота, а шайба оказалась между щитками. Меня вместе с ней инерция тащила за "ленточку", и я всего лишь старался за что-нибудь ухватиться.

– Это вас в Ярославле научили хватать первый попавшийся стационарный предмет?

– Нет, это я как-то сам догадался. На автомате сработало. Было такое и раньше, на тренировках. Когда чувствуешь, что закатываешься в ворота, нужно за что-то хвататься. Хватался за что мог – за перекладины, за штанги...

– За ноги защитника?

– (Смеется.) Ну, просто игровая необходимость, вы понимаете. Если бы я за перекладину не зацепился, то заехал бы в ворота вместе с шайбой.

– В буллитах вам почти не бросали – все время пытались обвести. В какой-то момент догадались, что соперники будут делать именно это?

– Нет, там же все игроки разные – не угадаешь, кто что сделает. Сегодня у меня очень многое получалось: шайбы застревали промеж щитков, в коньках... А часто бывает так, что становишься на шпагат, а игрок ловит тебя на движении и спокойно прокатывает шайбу между твоими ногами. Удача сегодня была со мной. Ну и, конечно, ужасно хотелось выиграть.

– Опишите свои ощущения, когда в самом начале матча вам пришлось заменить Теодора.

– Все случилось так быстро... Помню, посмотрел на тренера, а он мне тут же: "Давай, ты выходишь". Я вышел на лед еще до того, как успел понять, что произошло. Честно говоря, здорово растерялся. Выскочил и думаю: "Ни фига себе! А чего это я уже в воротах?! Как быстро-то все..."

– Трудно было настроить себя по ходу матча?

– Тут самое главное – сразу же отбить пару-тройку бросков. Это придает уверенности. Потому что поначалу ты будешь элементарно не готов. Это очень резкое переключение – со скамьи в игру. Стоишь в непонятках: бам, бам, что там?!

– А почему получается так, что меняют вратаря – и вся команда тут же играет по-другому?

– Наверное, все от психологии зависит. Сегодня, когда меня поставили, мы здорово прибавили. Особенно после первого периода. Может быть, ребята подумали: "Молодой вратарь, только вышел – нельзя опускать руки". Все-таки команда у нас не очень опытная и обязана бороться весь матч.

– Вообще, когда в воротах стоите вы, команда старается действовать дисциплинированнее? Просто делая поправку на молодого голкипера.

– Вот во втором и третьем периодах сегодня я это почувствовал. А так – особенной разницы не видел.

– Сильно ударила по нервам шайба, пропущенная за две минуты до конца?

– Очень. Я сам себе сказал: "Черт! Ну как же так? Зачем ты ее пропустил?". То есть я, конечно, не так сказал, а по-другому. Расстроился, в общем. Хотя, он, конечно, так влупил, что ничего не поделаешь. Да и офсайд был. Но это НХЛ. Вы же видели, как Саша Семин забил через 8 секунд после вбрасывания. То же самое могло произойти и со мной, поэтому расслабляться было нельзя ни на миг.

– Эмоции у вас били сегодня ключом.

– Ключом! Особенно на буллитах. У меня еще никогда такой длинной серии не было. Все мои буллиты заканчивались максимум после пятой попытки. Когда Кларк бросал, я, если честно, совсем не смотрел. Все остальные видел, а когда поехал Кларк – повернулся к трибуне. Когда все заорали, сказал себе: "Наконец-то!"

– Кстати, болельщики вас не раздражают? Уже второй раз за сезон мусорят кепками после гола в буллитах, думая, что это хет-трик. Не выбивает из ритма?

– Нет, это не раздражает. Наоборот, дает побольше времени собраться. Даже подумал: "Давайте-давайте, бросьте еще парочку!"

– В свете того, как складывается пока сезон, насколько важен был этот матч?

– Очень важен. Хоть и выигрываю, но пропускаю много. А такие игры добавляют уверенности.

– Встречались с Александром Медведевым?

– Да, вчера сходили поужинать с ним – все трое. Поговорили на разные темы, поспрашивали про КХЛ, рассказали, как у нас. Но никаких переговоров не вели (улыбается). Он же сюда к Бэттмену приехал – у него и так дел хватает.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.