Вполне себе зрелище. Вперёд, Локо!
Новости, последние результаты и многое другое в нашем Telegram-канале

Резать по-живому. Части 1-3

Добавлена: 23.05.2011
Источник: Максим Лебедев, "Чемпионат.ру"

26 мая Владиславу Третьяку придется принимать решение — возможно, самое главное на посту президента ФХР. И уж точно – самое непростое.

Нет, конечно, на исполкоме будет множество других действующих лиц. Будет много говорильни – важной и не очень, нужной и не слишком. Всё это будет нести оттенок коллективизма, но за итоговый результат через два с половиной года будут спрашивать именно с Третьяка, и отвечать за него будет именно он. Поэтому Владиславу Александровичу не позавидуешь. Советчиков – полстраны, а ответчик — он один.

В адрес нынешнего тренерского тандема за последнее время было сказано столько всего, в основном нелицеприятного, что дошло уже до подмётных писем. Остался последний шаг – анонимки в компетентные органы, раскрывающие "вражеское мурло" тренеров сборной. У нас, в "Чемпионат.ру", тоже никакого единого мнения нет: слишком уж неоднозначная ситуация. Кое-какие взгляды мы уже высказали, попробуем высказать другие.

Есть у нас одна версия, пока до сих пор никем не озвученная. Заключается она в том, что провал сборной на чемпионате мира в Словакии был, по большому счету, инициирован победой "Салавата Юлаева" в Кубке Гагарина. Быкову и Захаркину эта победа была не просто нужна — она была нужна кровь из носу. И они её добились. Но, добившись, эмоционально себя выжали полностью. И это сразу бросилось в глаза на первых тренировках сборной. Наш блестящий фотограф Александр Сафонов, профессионал с большой буквы, буквально потряс отдел хоккея своими первыми фотографиями из Братиславы. Крупные, сочные – и на них четко были видны потухшие глаза Вячеслава Быкова. А если глаза не горят у главного тренера — как можно воспламенить команду? Профессионализм профессионализмом, но законов человеческой психологии никто в хоккее не отменял.

В предыдущие сезоны наш внутренний чемпионат только зажигал тренеров сборной. Можно с уверенностью утверждать, что досрочные вылеты в плей-офф сперва ЦСКА, а затем и "Салавата" играли на руку сборной. Быков и Захаркин приезжали в главную команду страны, во-первых, заблаговременно и имели возможность скрупулезно разобраться с составом. Во-вторых, они приезжали предельно отмобилизованными и мотивированными — и передавали это состояние игрокам.

В Братиславу же наши тренеры приехали, во-первых, вымотанными и уставшими. Это не та усталость, которая лечится бутылкой водки и богатырским 12-часовым сном. Это усталость, для преодоления которой нужно две-три недели тёплого моря, песчаного пляжа и полного выбрасывания из головы любых воспоминаний о работе. А во-вторых, они приехали в Братиславу, выполнив одну из главных своих задач, причем задача эта была для них отнюдь не локальной, а глобальной. Перестроиться после этого в кратчайшие сроки на выполнение другой задачи практически невозможно – это вам подтвердит любой психолог.

Всё это говорит не о вреде совместительства в целом, а скорее о вреде совместительства работы в сборной и топ-клубе, нацеленном исключительно на победу в Кубке Гагарина. И это, на наш взгляд, было одной из главных причин невнятного выступления сборной в Словакии.

Есть и вторая причина. По нашему мнению, она будет даже важнее первой. К сожалению, наша сборная в Братиславе была одной из самых закрытых команд (точно так же, как одной из самых закрытых команд в КХЛ в течение двух последних сезонов был "Салават Юлаев"). Мы не можем утверждать однозначно, можем делать выводы лишь по внешним признакам, но признаки эти говорят о том, что хорошие, почти товарищеские взаимоотношения между тренерским штабом и игроками привели к тому, что "хвост начал управлять собакой".

На основании чего можно прийти к такому выводу? Чем занимались те же шведы и финны во время чемпионата? В отведённое для тренировок время они постоянно, если не сказать "тупо", отрабатывали игру в неравных составах.

Собственно говоря, чем ещё можно заняться за время столь краткосрочного турнира? Да ещё в условиях притока по ходу чемпионата свежих кадров. В "физике" уже ничего невозможно поправить — человек либо бежит, либо уже не бежит. Научить играть в какой-то другой хоккей или действовать на непривычной позиции – слишком мало времени. Можно только отрабатывать звеньевую сыгранность да численное неравенство. Чем и занимались будущие медалисты чемпионата.

А чем занималась наша сборная? У нас тренировки носили в основном добровольный характер. Это при наших-то показателях игры в большинстве! Неужели эти показатели ни о чем не говорили Быкову и Захаркину? Конечно же, говорили. Неужели они не понимали, что надо выходить на лёд и впахиваться, наигрывая всевозможные варианты как нападения, так и защиты? Думается, понимали безусловно. Но почему-то вместо тренировок раз за разом устраивались "разгрузочные" дни.

Вообще, тема взаимоотношений игроков и тренеров внутри не профессионального клуба, где все работают за деньги, а внутри сборной, куда приезжают по зову сердца, – очень тонкая материя. На нашей памяти есть кардинально противоположные примеры того, к чему приводило отсутствие гармонии в таких отношениях. С одной стороны – приснопамятный чемпионат мира-2000 в Санкт-Петербурге, где у сборной, по сути, не было тренера. На этой должности числился многоуважаемый Александр Сергеевич Якушев, но ведь де-факто команда играла сама по себе — кто в лес, кто по дрова, без какой-то единой мысли. Результат мы все помним.

Противоположный пример — второе пришествие нашего мэтра Виктора Васильевича Тихонова. Который попытался, как в былые времена, взять сборную железной рукой, но в итоге от той сборной к чемпионату мира стали шарахаться не только наши заокеанские легионеры, но даже многие из тех, кто играли в клубах Суперлиги. Как и сборная Якушева, сборная Тихонова не смогла даже пробиться в плей-офф.

Заслуга Быкова и Захаркина, которую у них уже никто и никогда не отнимет, заключается в создании той сборной, в которую с удовольствием стали приезжать все. Включая, скажем, "дядю Сережу" Федорова, который, памятуя о своём отъезде за океан, предпочитал дистанцироваться от главной команды страны во все времена, причем, отметим — не в Олимпийскую сборную, куда все рвутся при любых тренерах, поскольку Олимпиада стоит на совершенно ином качественном уровне и приглашение в олимпийскую дружину для любого игрока даже НХЛ является своеобразным "аттестатом зрелости". В сборную Быкова с удовольствием ехали и на Евротур, и на чемпионаты мира. И тренерскому тандему, по большому счету, удалось "запрячь в одну упряжку коня и трепетную лань". Удалось заставить пахать на команду даже тех, на кого за океаном пахали целые команды НХЛ.

А в Братиславе, есть подозрение, ситуация из-под контроля тренерского контроля вышла. Это очень похоже на аналогичные проблемы в любом не слишком большом коллективе, работающем долгое время в своём узком кругу, будь то компания, организация или воинский коллектив… Все становятся друзьями, почти родственниками, отношения в коллективе изумительные, но при этом объективные рабочие показатели валятся в тартарары. А начальник вместо принятия серьёзных кадровых решений занимается выгораживанием нерадивых, но таких близких работников. И круговая порука по полной схеме. Помните? После проигранного матча за третье место игроки просили не трогать тренерский штаб, а Вячеслав Быков, в свою очередь, горой стоял за игроков, включая тех, кто "косячил" на льду мама не горюй.

И эта проблема действительно серьезная. Потому что вернуться в русло нормальных взаимоотношений "начальник – подчинённые" редко кому удается. Тут либо начинается "сволочи, вы меня подставляете!" и резня по-живому — иногда даже не там, где надо, а по тому, кто первый под руку попался. После чего ещё вчера слаженный и добрососедский коллектив превращается в серпентарий, где каждый кусает каждого и зубами вцепляется в свое место. Либо ведёт к смене начальника, после чего выясняется, что далеко не все по праву занимают свои места и далеко не так профессиональны, как казалось ещё совсем недавно.

В сложившихся условиях вдвойне не позавидуешь Третьяку, поскольку он сам стал частью этого коллектива. По сравнению со своим предшественником — тихо-мирно бухавшим на протяжении всех чемпионатов мира Александром Стеблиным, Третьяк сделал для сборной, особенно во вратарском вопросе, очень много. Но как бы ни пытался он в интервью дистанцироваться: мол, данный вопрос не в моей компетенции, это решают тренеры, — всё равно он является составной частью сборной Быкова и Захаркин. По которым теперь и должен будет принимать решение. За которое в итоге спросят именно с него…

"Вы там по швециям-швейцариям расслаблялись, а мы тут кровью харкали" — именно так можно сформулировать причины начальной неприязни нашего тренерского патриархата к Быкову и Захаркину.

В нашей жизни не бывает ничего нового, всё это многократно повторялось в человеческой истории. Скажем, автор этих строк прекрасно понимает, в какой ситуации оказались Быков и Захаркин в России. Поскольку в своё время сам прошёл через аналогичную историю.

Было это в теперь уже далеком 1997 году. Отставной офицер в далёком Нижнем Новгороде, совершенно не видящий себя в перспективе спортивным журналистом или журналистом вообще. Просто владел словом, писал рассказы и эссе и как-то раз в Интернете на одной из редких гостевых столкнулся с корреспондентом "Спорт-экспресса" Игорем Рабинером. Я и стал, если можно так выразиться, его протеже.

Впрочем, само по себе протежирование даже такого маститого журналиста (а ведь тогда Рабинер маститым не был) ничего не стоило. В Москву пригласили, а там сразу же "бросили под танк". Что это значит? В те дни готовились к прощальному матчу Рината Дасаева, на него приехала вся футбольная сборная СССР 80-х, и автора этих строк мгновенно отфутболили в гостиницу "Космос" для того, чтобы в форс-мажорном режиме сделать интервью с Тенгизом Сулаквелидзе и Рамазом Шенгелия. Которые, на минуточку, и в советские годы с русским языком не слишком дружили, а уж за прошедшее время забыли почти всё, что помнили.

Для меня, воспитанного как раз на футболе и хоккее 1980-х, это были живые легенды, на которые невозможно было смотреть без придыхания и сидя. Разговор шёл в основном на языке глухонемых и на русских матерных идиомах, которые знают и помнят все народы бывшего СССР, но интервью тем не менее вышло в срок и в нужном объёме. И уже на следующий день я вернулся в родной Нижний Новгород в ранге регионального корреспондента ведущего спортивного издания страны.

И тут же стал изгоем для всей спортивной журналистики Нижнего Новгорода. "Выскочка", "блатной", — шептались по углам. С одной стороны, всех этих завистников можно было понять. Они шаг за шагом шли по карьерной лестнице, начиная с копеечных новостных заметок со всевозможных первенств водокачек и чемпионатов ЖЭКов. Наша спортивная журналистика в провинции во все годы жила в нищете, и пробиться в штат какой-нибудь местной "Урюпинской правды" на шестой-восьмой год гонорарной "нештатницы" считалось большой удачей. А тут одна из самых "хлебных" должностей оказалась занята каким-то неизвестным, выскочившим как чёртик из табакерки. Дошло до того, что в адрес руководства "Спорт-экспресса" пришло письмо, в котором чёрным по белому было написано, что их новоиспечённый корреспондент совсем никакой не отставной офицер, а отставной зэк, все эти годы он не служил на флоте, нет! Он сидел в тюрьме – причём не просто так, а за изнасилование малолетних (именно так – во множественном числе). И это были ещё не самые тяжкие обвинения. И обязательное резюме: надо срочно выгнать этого проходимца к чёртовой матери, ведь в Нижнем Новгороде немало более опытных и достойных журналистов.

Вам это никакое другое письмо не напоминает?

Другое дело, что тогда нашлись мудрые люди, которые сказали: "Спокойно. Самым глупым будет, если ты как-то станешь на это реагировать. Делай своё дело и не обращай ни на кого внимания".

Наверняка не менее мудрые люди были возле Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина во время начального этапа их тренерской карьеры в России. Вот только удержаться от каких-либо ответных действий и слов крайне сложно – это опять-таки азы человеческой психологии. Как бы то ни было, первопричиной предвзятого отношения к Быкову и Захаркину, вне всяких сомнений, было их появление в ЦСКА.

Поднимайся они постепенно, пройди весь путь от детских тренеров в спортшколе, от помощников главных в мухосранском "Турбинисте" — отношение к ним было бы иным. А так с первого дня для всех своих коллег они стали выскочками. Да ещё не простыми выскочками, а счастливо избежавшими за границей самых тяжких времен развала нашего хоккея. Иными словами, расслаблялись и жили в достатке тогда, когда все тут уродовались, как бобики, за харчи.

Сгладить ситуацию могли бы соответствующие черты характера. Скажем, тот же многоуважаемый Сергей Михалев "лажался" с "Салаватом" так, что врагу не пожелаешь. Вылететь в первом же раунде плей-офф после выигрыша регулярного чемпионата – это ведь почти наверняка навлечь на себя гнев всех болельщиков, ожидающих второе чемпионство кряду. Но на Михалыча нет никакой злости в Уфе, более того – он там всегда почётный гость. Точно так же, как и в Череповце, и в Тольятти. Владимир Вуйтек пролетал и с "Ак Барсом", и с "Динамо", но для болельщиков этих команд он велик и почитаем. Точно так же, как везде почитаемы Николай Соловьёв, Сергей Котов, Владимир Юрзинов и многие другие.

Думается, основная причина заключается в том, что все вышеупомянутые наставники видели и видят в журналистах своих союзников и, если хотите, помощников. Автор этих строк совершенно чётко понимает, что если из-под его пера выйдет какой-нибудь критический материал по Михалеву или, скажем, Соловьёву, то спустя пару часов раздастся телефонный звонок и знакомый голос устало спросит: "Так, чего это ты про меня наворотил?" После чего последует чёткое указание прибыть туда-то или туда-то, где состоится подробнейший разговор, с разбором всего и вся на атомы и молекулы. Да и не случится такого звонка никогда, как не случится и зубодробительного материала, поскольку ещё в процессе его подготовки мы всегда можем дозвониться до любого и получить самый подробный комментарий на любую тему. И все вопросы будут сняты. Заблаговременно.

Увы, что к Вячеславу Быкову, что к Игорю Захаркину пробиться напрямую даже по очень "горящему" вопросу практически невозможно – ни в клубе, ни в сборной. А уж после критических материалов такая возможность для журналиста (а иногда и для всего издания) пропадает в принципе. Остаётся довольствоваться послематчевыми пресс-конференциями, на которых, как известно "посторонние" вопросы не приветствуются.

И ещё такой немаловажный штрих. Никто из вышеупомянутых тренеров никогда не боялся заявить о собственных ошибках. Это может выглядеть по-разному, но это было неоднократно. "Ведь видел же я, старый дурак, что парень не в себе, — сокрушался как-то после матча ещё в бытность свою главным тренером "Спартака" Николай Дмитриевич Соловьёв. – Нет, блин, понадеялся на интуицию, решил рискнуть – ну и получил!.." А интеллигент до мозга костей Владимир Вуйтек в аналогичной ситуации говорил прямо: "Это была моя ошибка, его нельзя было сегодня ставить на игру".

Скажите, поднимется ли у кого-нибудь рука после такого бичевать тренера? Поднимется ли рука у журналистов критиковать наставника "со всей пролетарской ненавистью", как это сплошь и рядом происходило в отношении Быкова и Захаркина после каждого неудачного матча сборной?

По глубокому убеждению автора этих строк, в Ванкувере у нашей сборной против канадцев шансов не было. Их не было потому, что наша сборная, расслабленная обязательными посещениями "Русского дома" и всенощными тусовками в кругу микроолигархов, выходила играть. А "опущенная" и закатанная в асфальт своей прессой, освистанная своими болельщиками сборная Канады выходила умирать. И никакой Брызгалов, никакой великий тренер в данной ситуации нашей команде помочь бы не сумел. Но посыпь на послематчевой пресс-конференции Быков свою голову пеплом, покайся бы, скажем, что опоздал со сменой вратаря, – и не было бы того потока ненависти и обвинений, что пролился на головы нашего тренерского тандема.

Умение признавать свои ошибки – это, быть может, человеческая слабость, как считают многие. Но в то же время это и человеческая сила. Сила духа и сила воли.

Ошибается, кто считает: мол, Быков и Захаркин приехали в Россию "белыми и пушистыми", преисполненные доброго нрава и человеколюбия, а уже здесь озверели от нашей действительности.

Назвать Вячеслава Аркадьевича "букой" и "молчуном-нетопырем" — значит погрешить против истины. Но и к числу "говорунчиков" его тоже, конечно, не отнесёшь. Другое дело, что тогда вместе с Захаркиным они были молодыми, начинающими тренерами, ещё не снискавшими лавров. А в ЦСКА в тот момент процессом управляли "зубры" — Игорь Брусиловский и Кирилл Фастовский, хлебнувшие все прелести высшей лиги, весёлых 90-х и безденежья. Они прекрасно понимали, насколько важно для клуба внимание и, если хотите, благорасположение прессы. Понимали настолько, что сами были готовы в любое время дня и ночи давать кому угодно какие угодно интервью – хоть о развитии феминизма в России, хоть о бен Ладене, — лишь бы в них почаще звучала аббревиатура "ХК ЦСКА".

Они-то в любой момент брали Быкова и Захаркина за руку (а можно даже сказать: за ухо) и вытаскивали их под камеры и диктофоны. А ещё рядом всегда была живая легенда и живой пример – Виктор Васильевич Тихонов. Который тоже был (и, слава богу, есть до сих пор) постоянно доступен для любых СМИ. Попробуй, помолчи на его фоне!

Поэтому можно с уверенностью утверждать, что заслуга создания имиджа "раннего Быкова" — скромного, обаятельного, немного теряющегося от обилия микрофонов молодого наставника — всецело принадлежит руководству тогдашнего ЦСКА. Но состояние постоянной доступности и многословности претила натуре Быкова. И тут нет никакого смысла его в этом упрекать. Таков уж у человека характер, и его переделать невозможно.

Потом был феерический взлёт ЦСКА в полуфинал Суперлиги, для той команды, будем откровенны, прыжок выше головы. Потом был Квебек, и Быков с Захаркиным начали потихоньку "бронзоветь". Какое-то время руководство ЦСКА своими "телами" прикрывало информационные "дзоты", но вечно это продолжаться не могло.

А уже "Салават Юлаев" с журналисткой точки зрения полностью превратился в этакий бетонный кубик без окон и дверей, куда невозможно ни достучаться, ни проскочить. Времена михалевской вольницы с руководством, открытым и доступным 24 часа в сутки, быстро закончились. Местная пресса была построена и выровнена. "Шаг вправо, шаг влево – расстрел на месте" и "Кто не с нами – тот против нас". Причём под словосочетанием "против нас" подразумевалась даже не критика (это уже был "бунт на корабле" со всеми вытекающими последствиями), а просто отсутствие божественного преклонения перед "Салаватом Юлаевым" и его тренерским штабом при любых результатах.

В сборной картина была не столь одиозной, как в Уфе. Тут ведь всё-таки общенациональное достояние, а не республиканская игрушка. Но даже в сборной были моменты, вызывающие немало вопросов. Скажем, прошлогодний "обет молчания" после того, как кадры с гулящими и курящими хоккеистами стали достоянием гласности. Тут бы тренерам навести порядок внутри своего хозяйства, дать по ушам нарушителям спортивной дисциплины. Или, на худой конец, показать общественности, что по ушам дали. Вместо этого был отстроен железобетонный дзот, откуда был дан организованный залп по всей прессе скопом. Что тоже бонусов, болельщицкой и журналистской любви тренерскому штабу не принесло.

В весьма двойственном и уязвимом положении оказались наши коллеги – пресс-атташе сборной. Сперва Александр Бедарев, потом Михаил Захаров. То есть, с одной стороны, они чётко понимали свои профессиональные обязанности. С другой – "политика партии" требовала от них исполнения скорее церберно-охранных функций. В результате чего оба заработали немало критики от своих коллег, хотя надо ещё посмотреть, кто на их месте сумел бы и рыбку съесть, и…

Особняком стоит история с переходом Быкова и Захаркина в "Салават Юлаев", а точнее – с уходом их из ЦСКА. Именно это послужило источником ненависти к тренерам со стороны армейских фанатов, представляющих в Москве весьма авторитетное сообщество. Здесь существуют две совершенно противоположные и даже взаимоисключающие версии.

1. Сперва Быков и Захаркин ушли в свободное плавание, а уже потом получили приглашение из Уфы.

2. Приглашение возглавить "Салават" было получено, обсуждено и подло принято ещё чуть ли не до начала плей-офф, из-за чего, собственно говоря, ЦСКА в том сезоне выступил хуже, чем годом ранее.

У обеих этих версий есть весьма уважаемые сторонники, не верить которым просто невозможно.

Против второй версии говорят как минимум два момента. Во-первых, здравый смысл. В самом деле, не самоубийцы же Быков и Захаркин, сделавшие заявление об уходе в сборную, когда на самом деле уже имели контракты с Уфой? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы просчитать последующую реакцию и количество нечистот, вылитых на головы по этому поводу. Получается, что Быков и Захаркин – какие-то извращенцы-мазохисты, жить не могут без того, чтобы в них не плюнули.

Второй момент или даже факт: это задокументированные данные о том, что во время подготовки сборной к чемпионату мира, то есть уже после окончания или во время окончания плей-офф, Вячеслав Быков неоднократно посещал самых главных спонсоров ЦСКА. И даже известно, о чём шла речь на тех встречах, — об увеличении финансирования армейского клуба. Если бы на тот момент Быков и Захаркин имели хотя бы устную договоренность с Уфой, стали бы они озабочиваться делами уже чуждого им ЦСКА?

Думается, что события проистекали следующим образом. После обидного вылета "Салавата" на первом этапе плей-офф и увольнения Сергея Михалева руководители уфимского клуба, что называется, закинули удочку. Из серии "А не хотели бы вы?". Объективно двукратные чемпионы мира Быков и Захаркин на тот момент уровень того ЦСКА переросли. Они уже выпрыгивали с ним выше головы и прекрасно понимали, что при имеющемся финансировании большего с командой добиться не могут. И для начала попытались решить вопрос с увеличением финансирования ЦСКА. Пусть не до уровня топ-клубов КХЛ, но хотя бы так, чтобы можно было бы усилить команду по ряду важных позиций.

Как показало дальнейшее развитие событий, понимания у спонсоров тогдашние руководители ЦСКА и Быков не нашли. В увеличении финансирования было отказано. А ведь на тот момент это были уже не тренеры-"молокососы", как двумя-тремя годами ранее. Это были, ещё раз напомним, двукратные чемпионы мира. С соответствующими клубными амбициями.

В контексте всего вышесказанного весьма правдивой выглядит версия, преподнесённая автору этих строк одним уфимским источником сразу после подписания тренерского контракта с "Салаватом Юлаевым". Тогда она выглядела дикой, а сейчас кажется весьма правдивой. Согласно этой версии ни Быков, ни Захаркин никуда всерьёз из Москвы не собирались ("Нас и здесь неплохо кормят"). Но, не желая огорчать обхаживающих их уфимских эмиссаров прямым отказом (тем более что на Востоке такой отказ расценивается как враждебный шаг), они просто заломили совершенно несусветную, по их меркам, цену за свои услуги. Ведь подобных тренерских зарплат не было не только в нашем хоккее, их не было нигде и никогда, включая Национальную хоккейную лигу. Да ещё усугубили это желанием иметь в составе "Салавата" определённых игроков, сидящих в других клубах на действующих контрактах. В общем, как им тогда казалось, выставили заведомо неприемлемые условия.

А руководство "Салавата" эти условия возьми и прими.

Впрочем, насколько всё это верно, мы, наверное, узнаем по прошествии времени. Всё тайное рано или поздно становится явным. И речь сейчас должна идти о другом. Представим себе на минутку, что абсолютно верна вторая версия. Что Быков и Захаркин в полном смысле этого слова "кинули" ЦСКА, добровольно обрекая себя на ненависть болельщиков клуба, который одному из них дал путёвку в жизнь. Пусть будет так!

Но какое это имеет значение при обсуждении вопроса о дальнейшей судьбе тренерского штаба сборной? Кто нам нужен в руководстве главной команды страны: люди с незапятнанной репутацией? С безупречным послужным списком? "Руссо туристо облико морале?" Или всё-таки те, кто сумеет не раз и не два, а многократно привести сборную к медалям?

Безупречные кандидатуры в сборной были, пожалуйста! Великолепные послужные списки, горы заслуг на предыдущих местах работы: Александр Якушев (11-е место, Санкт-Петербург-2000), Виктор Тихонов (10-е место, Прага-2004), и список этот можно продолжить.

Более того, если вторая версия является единственно верной, то тогда совершенно неэтичными выглядят бесчисленные разгромные заявления Вячеслава Фетисова в отношении тренерского штаба сборной. Точно так же неэтично выглядит подпись многоуважаемого Виктора Васильевича Тихонова под известным подметным письмом во все инстанции. Потому что в этом случае получается, что их главный мотив – это банальная месть ушедшим без их благословения из клуба тренерам. А месть, как известно, плохой советчик.

В следующей части мы вместе попытаемся поразмышлять над тем, а какие, собственно говоря, задачи будут ставиться перед тренерским штабом сборной. Какие условия будут оговариваться и какие промежуточные результаты будут определять их дальнейшую судьбу. Вне зависимости от того, будет ли это старый, новый или старо-новый тренерский штаб.

(Продолжение следует)

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.