Новости, последние результаты и многое другое в нашем Telegram-канале

Непроигранное пари

Добавлена: 18.06.2011
Источник: Александр Кукушкин, Журнал "Ледовая Арена"

Тренировка уже заканчивалась, когда у Женькиных ворот вспыхнул спор. Два снайпера и старых соперника-друга решили выяснить, наконец, кто же из них больше достоин этого звания.

– Cом – ты лучший! – крикнул Евгений Загородский, подражая фанатам.

– Давай, Макс! Бойтесь Федота, разнесёт ворота!

Николай Сомов и Максим Федотов весь сезон шли, как говорят, ноздря в ноздрю по показателям, по очереди занимая верхнюю строчку таблицы бомбардиров. А на сегодняшней тренировке с самого начала кто-то занёс «вирус» соперничества. Уже никто и не вспомнит теперь, с чего всё началось. Но чем закончилось, Николай запомнил, наверное, навсегда.

– Давай от перекладины по пять. Кто проиграет, приглашает фанатку в «Шайбу».

– Ну, у тебя, Макс, и фантазии! И какую ещё фанатку?

Максим выстраивал шайбы на одной линии: «А которую победитель выберет». Сомов усмехнулся: «Макс, какая от этого польза победителю?»

– Сом, а ты всё только с пользой любишь делать?

– Ну, согласен. Только потом проигравший рассказывает, что там у них с фанаткой было!

Ребята, собравшиеся вокруг, развеселились, и стали наперебой предлагать, кто использовать диктофон, кто – видеокамеру или сотовый.

– Никаких технических средств! Забыли про саму девчонку? Она-то в чем виновата?

Пари под общее улюлюканье проиграл Сомов, всего в один бросок. Плюнув с досады на лёд,

Николай подъехал к Максиму.

– Ну, и когда?

– А чего тянуть? После завтрашней игры. Они на выходе всегда тусуются.

– Только условие, Макс, если она откажется, то на этом – всё. Никакой второй попытки.

– Ок. Но я думаю тебе, Сом, вряд ли какая откажет. Ты Машке расскажи про спор, а то стуканут доброжелатели, она тебе потом за эту фанатку закатит скандальчик.

– Она не такая.

– Ну-ну. Повода не было еще.

В раздевалке Женька посочувствовал Николаю: «Федот тебе выберет самую жуткую, поверь». Сомов усмехнулся: «Это, Джонсон, не страшно. А вот если наоборот, самую красивую…»

– Это почему?

– А поставь свою Аню на место Махи? Чего это муж с красивой фанаткой завис в «Шайбе»? И никакая отмаза про пари не прокатит.

– Ну, Сом, рассчитывай на меня, я подтвердю… тьфу, ржу!

– Ага, ржу – не могу.

Матч выдался легкий. Команда из подвала таблицы играла только первый период, который закончился по нулям. А дальше пошел полный разгром. Все, на что они оказались способны, это шайба престижа на пятидесятой минуте. И то, когда играли три на пять. Так что в конце встречи на скамейке все разговоры были в стиле советов Федотову по выбору фанатки для тет-а-тет с Сомовым.

В раздевалке ребята совсем раскрепостились и ржач стоял непрерывный.

– Макс, я там в третьем секторе видел тело в хоккейке с номером Сома. Только боюсь, если от счастья в обморок грохнется, то арена рухнет.

Николаю настолько уже надоели эти разговоры, что он мечтал, чтобы все поскорее закончилось. На выходе, как всегда, вилась стайка мальчишек и девчонок с ручками и программками в руках. Почти на всех были хоккейки с номерами любимых игроков.

Сомов давал третий автограф, когда к нему сзади подошёл Максим и шепнул на ухо: «Вот эту». Николай уже брал из её рук какой-то старенький блокнот, чтобы расписаться. Он удивленно обернулся: «Эту?». Федотов утвердительно кивнул и, подмигнув, добавил: «Удачи».

Девочка сидела напротив и, кажется, все еще была в трансе, после того как Сомов вместо того, чтобы расписаться, спросил ее: «Тебя как зовут?». «Ва… Валя», – заикаясь от волнения, ответила она. «Пойдешь со мной в кафе? Ненадолго». «Я? С вами? П… пойду».

Подошел официант. Коле показалось, что он уже был в курсе пари. Новости по арене распространялись со скоростью света.

– Добрый вечер, Николай. Уже сделали выбор?

– Привет, Алексей. Мне – как всегда, а даме – мороженое, ну, посмотри сам, какое. Сок, пирожное.

– Ты пирожное ешь? – обратился он к Вале, вспоминая пристрастья своей жены, в которые сладкое не входило. Девочка кивнула. Официант улыбнулся и ушел за заказом. – Ну, Валя, рассказывай. Любишь хоккей?

Она сидела напротив него в старенькой одежде с простой прической, нервно крутя в руках блокнот, в котором Сомов так еще и не расписался. Почему Максим выбрал ее? Ни хоккейки, ни даже программки у Вали не было. Лицо самое обычное, немного курносая.

– Да. Любим. Мы с младшим братом за вас очень болеем. Только он дома, по телику сегодня смотрел. Моя очередь.

– Очередь? Какая очередь? – не понял Сомов.

Валя опустила голову и тихо сказала: «Денег нет. Билеты дорогие. А мы газеты разносим с братом бесплатные после школы. Мама нас устроила. Она на почте работает. Получает мало. Мы ей деньги отдаем, а себе на билет оставляем. На один. Больше никак не получается, потому что еще на плей-офф откладываем».

– Вы только с мамой живете? - у Сома что-то шевельнулось внутри.

– Да, отец в прошлом году пропал.

– Как пропал? У нас еще люди пропадают?

– Он на рыбалку ушел весной. Говорят, лед тонкий, мог провалиться. Так и не нашли.

– А брату сколько?

– Тринадцать. В седьмом классе учится. Он давно ваш автограф хотел, но мы уходим домой всегда рано. Мама переживает. А сегодня она у тети Любы на юбилее. Заночует, сказала, там.

Принесли заказ. Сомов взял свой коктейль и отпил сразу треть.

– Ешь, Валя, мороженое, пока не растаяло.

– А можно я… я пирожное брату возьму?

У Сомова тоже была старшая сестра. Но в детстве они скорее воевали друг с другом, чем дружили. Семья их была с хорошим достатком. Занятия детским хоккеем могли позволить себе не все. А сестра Марина училась в музыкальной школе. Ее домашние уроки сильно раздражали Колю, и он надевал наушники и слушал в это время, тяжелый рок. Конечно, он не слышал в это время ни телефонных звонков, ни звонков в дверь. Как сейчас он видит картину: Маринка срывает с него наушники и кричит прямо в лицо: «Неужели не можешь дверь открыть?! Я же за-ни-ма-юсь!!!»

Николай улыбнулся воспоминанию, возвращаться в детство всегда для него было приятно. Хорошего было намного больше, а эти маленькие неприятности сейчас казались смешными.

– Валя, ешь пирожное, на здоровье, а брату мы еще купим. И маме тоже.

– Спасибо, Николай. Вы такой… хороший.

Они просидели еще почти час, потом Сомов отвёз девочку домой с целым пакетом подарков. Там же была и программка с его фотографией на развороте с позапрошлой игры. Их у Николая было штук двадцать. Под фото он написал: «Самым преданным болельщикам Вале и Андрею от Николая Сомова, 25»

– Коля, чего так поздно? Позвонил бы хоть, – Маша явно была не в курсе.

– Ну, слава богу, стукачей нет в клубе», – подумал Сомов и обнял жену. – Сейчас я тебе расскажу одну историю про двух настоящих фанатов нашей команды, для которых хочется играть и выигрывать. Потому что мы для них что-то значим. Потому что они готовы разносить после школы газеты, чтобы заработать на один на двоих билет и ходить по очереди болеть за нас. И еще я расскажу тебе, радость моя, про пари, которое я не выиграл, но и не проиграл.

На следующем матче Валя с братом и с мамой сидели рядом с родителями Николая. И не было, казалось, счастливей их на арене в тот вечер. А может и был – сам Николай Сомов, лучший бомбардир команды, который сыграл так, что даже Павел Сергеевич, главный тренер, обычно скупой на похвалы, похлопал Сомова по плечу и сказал: «Коля, это просто песня!»

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.