Рейтинг клубов КХЛ

Кузнецы славы. Часть 8. Александр Альметов

Добавлена: 22.06.2010
Источник: Ольга Бурбенцова, Чемпионат.ру

Сегодня наш рассказ о еще одной звезде советского хоккея – Александре Давлетовиче Альметове.

Вот как о нем писал Анатолий Тарасов: "Этому мастеру не было равных в индивидуальной борьбе, в уме¬нии подержать шайбу, в искусстве защищаться против численно превосходящих СИЛ соперника. Альметов не солист, но это игрок экстра-класса, "звезда" в хорошем смысле слова".

Будущая хоккейная звезда, Саша Альметов, родился в Киеве, 18 января 1940 года, но его детство прошло в Москве, недалеко от стадиона "Динамо". С малых лет страстный поклонник ЦСКА, он каждый день ездил на тренировки в Сокольники, где тогда базировался армейский клуб. Он так "болел" хоккеем, что даже блестяще, с серебряной медалью, окончив школу, сын потомственного офицера, отказался от юношеской мечты поступить в академию бронетанковых войск ради того, чтобы играть в хоккейном клубе ЦСКА. Его отец признавал: "Ему ничего, кроме хоккея, не нужно". И там, в 13 лет, Александр впервые увидел своего кумира Всеволода Боброва, перед которым преклонялся всю жизнь. А в девятнадцать лет заменил в команде Александра Черепанова, игравшего с Константином Локтевым и Вениамином Александровым в первой тройке ЦСКА.

Вот как об Альметове вспоминают товарищи по команде.

Константин Локтев, Олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира: "Мне сразу приглянулся появившийся в команде новый игрок по фамилии Альметов, и я попросил главного тренера Тарасова поставить его в нашу тройку…. все контакты возникают через игру. Тройка складывается, если я мыслю на пять ходов вперед, а партнер мой — на четыре или лучше на шесть. Альметов и Александров были именно такими партнерами. А человеческое приложилось к игровому взаимопониманию…".

Вячеслав Старшинов, двукратный Олимпийский чемпион, девятикратный чемпион мира: "Локтев — Альметов — Александров. "Гроссмейстерская тройка", "тройка-эталон", "тройка академиков"… Как только не называли! Но главным было то, что с появлением альметовского звена утвердилась манера игры тройки, в которой взаимозаменяемость, разнохарактерность игроков обеспечили очень высокий уровень комбинационности".

Анатолий Фирсов, трехкратный Олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион мира: "Душой тройки был ее центрфорвард. Хитрющий, всегда ставящий соперника в тупик, Саша Альметов не передерживал шайбу в мучительных поисках наилучшего решения — он находил его мгновенно. Чрезвычайно высокая техника позволяла ему творить чудеса в самых сложных ситуациях. Его результативность порой вызывала изумление. Однажды в матче с московским "Динамо" он забросил шесть шайб и нагнал страху на всех соперников на целый сезон…"

А вот как писал о нем Анатолий Тарасов: "Саше не было еще и пятнадцати лет, когда он заставил обратить на себя внимание: в детской хоккейной школе ЦСКА он выделялся не только среди сверстников, но и среди ребят постарше. Уже тогда мне импонировали мастерское ведение Александром шайбы, классическое положение – высоко поднятая голова, раскрепощенное туловище, этакий танцевальный, без усилий, маневр – обводка,готовность выполнить любой прием как по всем канонам, так и в зависимости от игровой ситуации. Если же к этому перечню я добавлю хлесткий кистевой бросок, отличавший Альметова, то читатель может заподозрить автора в преувеличении, поскольку речь идет о юном нападающем. Однако преувеличения нет: именно в юные годы Александр освоил свои коронные приемы, а в обводке и ведении шайбы его техника еще в школе ЦСКА была, не побоюсь сказать, классической. Немудрено поэтому, когда восемнадцатилетнего Альметова пригласили в команду мастеров, а затем почти тут же и в сборную, догонять старших товарищей в технике владения шайбой ему нужды не было – в этом отношении Александр и с ведущими был на равных. Высокая техническая оснащенность, творческое понимание хоккея не позволяли Альметову создавать наилучшие условия для действий партнеров. Предугадать следующий ход сопернику Александра было почти невозможно, ибо в игре этот центрфорвард не был однотипен. Он вообще был способен преображаться: в обороне – спокоен, в развитии атаки – быстр и до мелочей внимателен к партнерам, в завершении же ее становился хитрющим и в скоростном вихре не жалел себя ради гола. Мы диву давались, как в сложном единоборстве этак элегантно обыгрывал Альметов соперников физически крепких и злых. Обыгрывал и забивал голы. Причем мне всегда казалось, что в этом преодолении соперника главенствующую роль играли не столько мышцы, сколько ум, интеллигентность в толковании хоккея. В жизни с партнерами – и ветеранами и молодыми – держался, несмотря на свои титулы, просто, словом, был симпатичным и искренним другом, готовым не пожалеть для ближнего рубашки. Не было случая, чтобы в своей ошибке, промахе винил кого либо другого, и не случайно в команде при разрешении каких нибудь споров слово Альметова звучало весьма весомо. Не только для партнеров, но и для нас, тренеров. А может ли быть больше счастья для тренера, если рядом такой благородный, многознающий и все то умеющий спортсмен – единомышленник?! Увы, Александр рано ушел из хоккея – ему только исполнилось 27 лет.

"Не любил ваши сложные тренировки – они всегда мне трудно давались", – сказал мне при расставании Александр. И на мой вопрос: "А что же ты раньше молчал?" – ответил: "Другим то они нравились, и я не хотел, не мог быть в команде белой вороной". А ведь и мальчиком, и будучи взрослым, именитым спортсменом, тренировался Альметов просто здорово. Не то что словом, даже жестом не давал повода заподозрить его в таком отношении к тренировкам. Что ж, спасибо тебе, Александр, за терпение. Спасибо и за то, что понимал главное: каждый – да, да, каждый, оказавшись в боевом спортивном строю, обязан все подчинить высокой цели, поставленной коллективом. Без этого не может быть больших побед".

Вне хоккейной площадки Константин Локтев дружил семьями с Вениамином Александровым, но не раз признавался, что душой больше тянулся к непутевому Альметову, уязвимому по части нарушений режима. И это притом, что в ЦСКА не было в то время аскетов, и многие серьезные вопросы решались во время застолья.

Вот это-то несоблюдение режима и страсть к "зеленому змию" и заставили Альметова так рано уйти из хоккея – в возрасте 27 лет. И это была не только личная трагедия талантливого хоккеиста, но и, безусловно, потеря для советского хоккея. При всей влюбленности в хоккей Александр не хотел никакой из житейских радостей для него пожертвовать, что и стало причиной краткости его спортивной карьеры. Почти все сверстники Альметова играли намного дольше, чем он.

Борис Майоров, двукратный Олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира вспоминает об уходе Альметова так: "Во время проводов Альметова из большого хоккея, прошедших на одном из матчей регулярного чемпионата, я шепнул ему на ухо: "Не расстраивайся, Саня, все там будем…" В тот момент эти слова казались мне самыми подходящими. А теперь вспоминаю их, и мне стыдно. Очень легко успокоить человека, это нам ничего не стоит. Все мы знали, что Альметов вот-вот может "сойти", что он не самый педантичный исполнитель сурового спортивного режима, соблюдение которого только и может гарантировать хоккеисту спортивное долголетие. А что мы сделали для того, чтобы помочь ему остаться, чтобы продлить хоккейную жизнь выдающегося мастера и превосходного человека, для которого преждевременный уход был несчастьем, потому что он любил хоккей и наша жизнь была его жизнью? А ведь мы считали себя его друзьями. Плохие же мы друзья, если нас хватает только на то, чтобы утешать. Да, верно, все рано или поздно там оказываются, спортивная жизнь не вечна, но Альметов мог еще пять-шесть лет быть не "там", а "здесь", еще пять-шесть лет испытывать радость и приносить пользу хоккею своим мастерством…"

В 1990 году Альметов с женой уехали в США, но там он себя не нашел и через год вернулся домой. Андрей Вознесенский в свое время написал: "Великий хоккеист работает могильщиком. Эх, водка-матушка, ищи меня на дне..." Все восприняли этот намек на Альметова, хотя слова эти вряд ли о нем. Или, точнее - не только о нем. Он действительно какое-то время работал на Ваганьковском кладбище, где и был похоронен после нелепой смерти от пневмонии 21 сентября 1992 года.

На могиле Альметова памятник в виде огромной шайбы с изображенным на ней Александром и надписью "СССР" на его майке. И это то, чем жил великий хоккеист – советский хоккей и блистательные победы сборной СССР, вклад в которые Александра Альметова – огромен и неоспорим. Спасибо Вам за то, что не просто были в нашем хоккее, а блистали в нем, делая его лучше, элегантнее, сильнее. Делая его непобедимым, в конце концов.

Альметов Александр Давлетович (18 января 1940 года, Киев – 21 сентября 1992 года, Москва).

Один из лучших нападающих в истории советского хоккея. Заслуженный мастер спорта. Играл за клубы ЦСК МО и ЦСКА. Выступал за сборную СССР с 1959 по 1967 годы.

Олимпийский чемпион 1964 года. Чемпион мира 1963, 1964, 1965, 1966, 1967 годов. Чемпион Европы 1960, 1963-1967 годов. Обладатель серебряной медали чемпионата Европы-1961, бронзовый призёр Олимпийских игр-1960 и чемпионатов мира 1960, 1961 годов. Чемпион СССР 1959-1961 и 1963-1966 годов. Обладатель Кубка СССР 1961, 1966, 1967 годов.

В чемпионатах СССР сыграл 220 матчей, забросил 212 шайб. 50 раз выходил в составе сборной СССР на чемпионатах мира и Олимпийских играх (37 голов). Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.