Жалкое зрелище. Душераздирающее зрелище. Кошмар.
Рейтинг клубов КХЛ

Есть вопросы

Добавлена: 19.12.2007
Источник: Павел СТРИЖЕВСКИЙ (Спорт Экспресс)

Когда еще подводить итоги, если не сейчас? Новый год в окно стучится, в Москве какой-никакой снежок выпал, сборная России уверенно и непринужденно выиграла Кубок Первого канала, а у читателей (да и у нас самих в отделе хоккея "СЭ") к руководству ФХР - и прежде всего к президенту федерации - увесистая стопочка вопросов накопилась. Разложим их под новогодней елкой и будем надеяться, что получим на них ответы.

ПО ЦЕНАМ КУБКА СТЭНЛИ

Снова играючи, за явным преимуществом команда Вячеслава Быкова затоптала если не лучшие хоккейные сборные континента, то по крайней мере тех, кто приехал в нашу столицу под флагами таковых. В любом случае, получилось более чем убедительно.

Разве не повод для радости? Конечно, повод. Равно как и очередные висты в актив тренерского штаба сборной.

А разве декабрьский турнир - не лучшее свидетельство любви нашего народа к хоккею? И разве не дал он толчок дальнейшему развитию хоккея в стране? Увы, не свидетельство и не толчок.

У московского зрителя турнир этот был в почете всегда - вплоть до прошлого года, когда и субботний, и воскресный матчи с участием сборной России состоялись при аншлагах и собрали 27 000 болельщиков, побив столичный рекорд посещаемости хоккея в закрытых помещениях. Людей не отпугивали ни морозы, ни сомнительные составы соперников, ни значимость события, которая в последние годы стремительно скатывается к нулю. Народ и в предыдущие годы в декабре валил болеть за свою сборную искренне и самозабвенно, поскольку знал: других официальных матчей на родной земле она не сыграет.

На минувшей неделе ничего похожего на аншлаги в Москве не случилось. Почему - объяснять излишне, тем более что о ситуации с абсурдными ценами на билеты "СЭ" подробно рассказывал еще на прошлой неделе. Президент ФХР Владислав Третьяк попытался было объяснить проплешины на трибунах пробками, но разве ситуация на столичных улицах за прошедший год принципиально изменилась? Вроде нет: что тогда в пробках стояли, что сейчас в них стоим. И разве помешало застывшее навеки третье транспортное кольцо набить битком 80-тысячные "Лужники" на матч Россия - Англия?

Цены, к слову, на тот футбол и на нынешний хоккей были одного порядка. С той лишь разницей, что за те деньги предлагалось увидеть Стивена Джеррарда, Майкла Оуэна и Уэйна Руни в матче, где решалось все, а сейчас за те же суммы - Милана Гниличку и Эсу Пирнеса в матчах, в которых не решалось ничего. Почувствуйте разницу. Так стоило ли, Владислав Александрович, продавать тренировочно-рождественский турнир по ценам Кубка Стэнли и Олимпиады? Чего-либо противозаконного в такой ценовой политике, конечно же, нет. Но неужели вы не испытали горечи, увидев незаполненные трибуны?

Разыграть несколько билетов через хоккейную викторину и помочь тем самым раскрутке турнира - отличная идея. Но оплачивать такую раскрутку должны были все-таки организаторы, а не потребители. Неужели хотя бы такую мелочь, как этот конкурс, нельзя было провести бесплатно, в качестве жеста доброй рекламной воли? Вряд ли федерация страшно обеднела бы без этих 30 рублей за каждую "эсэмэску" с ответами на вопросы своей викторины.

В ФХР любят повторять, что о хоккее в прессе пишут мало и что налицо недостаточное внимание СМИ к отечественной шайбе. Но зачем в таком случае запихивать две с половиной сотни журналистов в пресс-центр размером с кабинет мелкого провинциального начальника и с одним-единственным столом с 12-ю рабочими местами? И почему в зале для тех же журналистов выделили огрызок (по-другому и не скажешь) трибуны, где видимость была безобразной и не оказалось даже намека на условия для репортерской работы?

НАЛОГ НА ВРАТАРЕЙ

На встречах с журналистами руководство ФХР порой сетует: мол, поиздержалась федерация на проведении чемпионата мира, но ничего страшного - ради такого праздника для болельщиков пойти на расходы стоило. Только вот - насколько искренни все эти ахи и охи? По нашим данным, только чистый доход от турнира составил для ФХР почти 10 миллионов долларов. Разве от организации, занимавшейся проведением чемпионата мира, федерацией не было получено 180 миллионов рублей (еще около 100 миллионов ФХР получила из других источников)? При том, что "очень большие деньги на выполнение обязательств перед ИИХФ", о которых с такой болью в душе рассказывал недавно гендиректор ФХР Сергей Арутюнян, - это 40 миллионов рублей.

Если эти цифры соответствуют действительности, то теперь на развитие отечественного хоккея в бюджете федерации появились такие средства, о каких мы в прежние времена и мечтать не могли. Или, может, мы ошибаемся? В любом случае, непонятно: о каких убытках федерации идет речь при минимальных расходах - и при том, что билеты на матчи российской сборной ближе к концу турнира стоили вдвое больше билетов на олимпийский хоккейный финал в Турине?

Хотелось бы также узнать о том, что, кроме обирания клубов, принесли нашему хоккею драконовские налоги на вратарей-иностранцев. Разве добавился в суперлиге за обе дозаявочные кампании хоть один российский голкипер?

Пока перед нами - один сплошной поток легионеров. Что ж, покуда есть возможность усилиться, клубы, претендующие на серьезные результаты, будут ею пользоваться. Хоть за миллион рублей, хоть за четыре, хоть за девять. Поэтому и выстраиваются они в очередь с мешком денег за каждого нового Эша с Гниличкой - и еще по такому же мешку несут в ФХР за Еремеева с Мезиным.

Клубные президенты пытались защитить "своих" россиян в судах, но этим, по всему, можно было заниматься хоть до второго пришествия: судьи выносили вердикты в пользу ФХР, к аргументам оппонентов едва прислушиваясь. Пока дела об ущемлении прав российских граждан дойдут до Страсбурга, те же Еремеев с Мезиным давно уже будут внуков нянчить.

"ЧЕЛОВЕК-КОНФЛИКТ"

Вот оседлала федерация полтора года назад паровой каток, проехалась им по ПХЛ. Для верности даже несколько раз проехалась - так, чтобы от могилки профессиональной лиги и бугорка на грешной земле не виднелось. Клубы, конечно, ахнули, начали протесты строчить. Даже, помнится, четверка ведущих клубов из чемпионата в знак протеста едва не вышла.

Но в ФХР не растерялись, нашли тонкий дипломатический ход: пообещали, что в состав исполкома из 17 членов войдут десять клубных представителей - и будет, дескать, у клубов большинство. На заседании попечительского совета, между прочим, было обещано: не позднее ноября-2006 сформируем новый состав исполкома. Отчего же новый исполком ФХР так и не был сформирован - с десятью новыми членами?

Мы помним: наследство, которое полтора года назад досталось Третьяку от предшественника, было более чем незавидным. Российский хоккей, как всем тогда казалось, находился в плачевном состоянии, казна федерации - также. Что ж, новые руководители ФХР с энтузиазмом взялись за работу - и первым делом решили, что должны наделить себя неограниченными полномочиями. Хотелось бы спросить: не предполагается ли, что вместе с неограниченными полномочиями ФХР должна была взять на себя хотя бы ограниченные обязательства? Средства - штрафы с клубов или спонсорские деньги компаний - исправно поступают в казну федерации, однако и доходная, и расходная части бюджета этой общественной организации остаются для нас тайнами за семью печатями. Где же, позвольте спросить, столь модная ныне "прозрачность"?

Кроме всего прочего, автору этих строк хотелось бы попросить Владислава Третьяка дать искреннюю оценку "молодежной суперсерии", которая с его легкой руки состоялась в августе - сентябре. Было ли по ходу этой суперсерии хоть что-то, в чем российская сторона не оплошала? И не было ли президенту ФХР стыдно за нашу беспомощную команду с еще более беспомощным главным тренером?

Вторую действительно искреннюю оценку мне хотелось бы получить по Матчу звезд, который состоялся полтора месяца назад в Мытищах. Честно признаюсь, я не в курсе того, бывал ли Владислав Александрович на Матчах звезд НХЛ или НБА. Я бывал и не увидел в Мытищах ничего, что хотя бы отдаленно напомнило о настоящих праздниках, которые устраивают респектабельные заокеанские лиги (хотя ФХР и анонсировала это мероприятие как событие именно такого масштаба). Во время шоу я старался не отрывать глаз от площадки - жутко стыдно было окидывать взглядом пустые трибуны семитысячника. Так почему же праздник хоккея в Мытищах получился именно таким, Владислав Александрович?

Но больше всего, признаюсь, нам в отделе хоккея "СЭ" хотелось бы услышать от главы ФХР оценку работы его подчиненных. Речь не о том, разбираются ли они в хоккее. Это как раз второстепенно. Но мы не можем понять, почему всю ответственную каждодневную работу в федерации ведет человек - а речь о Сергее Арутюняне, - который за каких-то полтора года успел разругаться со всеми, с кем ему доводилось иметь дело. Известно ли вам, Владислав Александрович, что ваш гендиректор давно заработал в профессиональной среде прозвище "человек-конфликт"? Согласитесь, за 18 месяцев осточертеть всем так, что с тобой не желают иметь ничего общего ни президент ИИХФ Рене Фазель, ни глава Росспорта Вячеслав Фетисов, ни руководители клубов суперлиги, ни московские спортивные чиновники, - задача не из простых.

Впрочем, создается впечатление, что вражда со всем миром г-на Арутюняна отнюдь не удручает: не для того нанимался он в ФХР гендиректором, чтобы со всеми дружить. Тем более что со своей главной задачей - в кратчайшие сроки поправить материальное благосостояние Федерации хоккея России - он и впрямь справляется на отлично. Но значит ли это, что остальное - побоку?

Вот такие вопросы нам очень хотелось бы задать президенту ФХР. Но, может, мы что-нибудь упускаем из виду? Может, оцениваем работу ФХР однобоко или действительно чего-то не знаем?

Уважаемый Владислав Александрович, мы ждем вас в редакции в любой день - с надеждой получить ответы на эти и многие другие вопросы. Пора расставить точки над i. Согласны?

Комментарии:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.